Незабываемые встречи

Когда началась кампания по выдвижению кандидатов в Президенты страны, многие выставили свою кандидатуру. Люди, абсолютно неизвестные обществу. Не каждый из претендентов понимает огромную ответственность, которая ложится на плечи человека, который станет Президентом. Сегодня каждый избиратель должен понимать, что он выбирает будущее своих детей, своей семьи, своей страны.

При всем уважении к выдвиженцам, которые желают управлять страной, мы должны выдвигать людей проверенных и, поэтому, надо отдать должное тому, кто конкретно помог людям.

За последние годы ни один из претендентов не сделал того, что сделал для Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев. Вспоминаются его добрые дела, хорошие поступки и помощь, оказанная им людям. Я подумал, почему бы мне не написать воспоминания о том, какую помощь людям, проживавшим в постоянном страхе, в зоне обрушения горных пород, и мне, он оказал в трудные 80-е годы.

Работая председателем Никольского горисполкома (ныне город Сатпаев), мне, наряду с проблемами строительства жилья, школ, ремонта дорог, коммунального хозяйства, приходилось заниматься проблемами срочного переселения тысячи семей из опасной зоны проживания. И это, несмотря на то, что градообразующим предприятием было структурное подразделение Министерства цветной металлургии СССР, одного из богатейших министерств Советского Союза.

В погоне за богатой рудой горняки Джезказганского горно-металлургического комбината (позже НПО «Джезказганцветмет», сегодня корпорация «Казахмыс», далее по тексту — НПО) подобрались к поселку Джезказган с населением 14 тысяч человек и решительно настроились брать руду прямо под жилыми домами. А рядом над горными выработками проваливается земля, образуя воронки в десятки метров глубиной и шириной.

Многократные письменные обращения в адрес руководства НПО, Министерства цветной металлургии Казахской ССР, Министерства цветной металлургии СССР о выделении материально-технических ресурсов для строительства жилья и социальных объектов в г. Никольский – для переселения жителей, проживающих над рудным телом (в зоне обрушения), а также о запрещении работ под населенными пунктами и инженерными коммуникациями, желаемых результатов не дали. Зачастую заканчивалось многочисленными протоколами, обещаниями работников НПО и Министерств. Дела продвигались, но медленно. Стране нужна была медь и другие редкие цветные металлы. Продукция была очень востребована для промышленности, в том числе и военной. Поэтому горняки, несмотря на человеческие жертвы, обрушения и аварии, продолжали добычу руды, подвергая опасности жизни людей. Ситуация в городе обострялась тем, что в нескольких местах в зоне подработок произошли обрушения с выходом на поверхность. Образовались глубокие воронки в десятки метров по глубине и диаметру. Это вызывало возмущение и страх жителей. К тому же, производство горных работ и взрывные работы велись близко к жилым домам, так, что буровзрывные работы были слышны в квартирах, особенно ночью. Люди боялись проживать в этих условиях, это вызывало недовольство среди семей и социальную напряженность горожан. Жители приходили ко мне не только на прием, но и в будние дни, с просьбой переселить или прекратить производство горных работ в районе их проживания. Для того, что бы снять напряженность и внести ясность в вопросы безопасной и комплексной отработки месторождения, переселения людей с опасной зоны, я ежемесячно проводил встречи с жителями населенных пунктов: Четвертый километр, Весовая, Рудник. На эти встречи приглашал первых руководителей НПО, городские службы, где они информировали о принимаемых мерах и отвечали на острые вопросы жителей.

Мои письменные обращения и предостережения контрольных органов о запрещении работ под жилыми поселками, руководители горнорудных предприятий иногда игнорировали, чувствуя покровительство своих руководителей в НПО, министерстве и продолжали работать. Кроме того, я выступил по всесоюзному радио Маяк, где дал интервью о проблемах города и нарушениях, творимых горняками, в надежде обратить внимание руководителей Министерства цветной металлургии СССР.

В этой ситуации я вынужден был принять решение о запрещении производства горных работ под объектами жилья и социальной инфраструктуры без предварительного переселения людей в город Никольский. Также, в этом решении указал, что при неисполнении этого решения, руководители горнорудных предприятий будут привлечены к уголовной ответственности.

Буквально после принятия решения, ко мне пришел корреспондент газеты «Казахстанская правда» В.Николаев и попросил дать статью в газету по проблемам развития города и перспективах ее решения. Подробно рассказав корреспонденту проблемы города в социальной сфере, строительстве, экономике, промышленности, я рассказал и о том противостоянии, которое сложилось между руководством горисполкома и НПО «Джезказганцветмет», в части невыполнения своих обязательств Министерством цветной металлургии по переселению жителей, о варварской отработке месторождения.

На работу приезжал к восьми часам, чтобы поработать над документами, пока нет посетителей, (тогда не было работников милиции у входа в горисполком, все кто хотел, заходил в здание) в 8.30 утра раздался звонок. По голосу я узнал генерального директора НПО Урумова Тамерлана Михайловича. Он возбужденным голосом, не поздоровавшись, возмущенно высказал свое негодование: «Мы что, уголовники, да? Вы хотите привлечь нас к уголовной ответственности?».

Я не сразу понял его возмущение и грубый тон, и спросил: «В чем дело, Тамерлан Михайлович?». На это он ответил: «Вот передо мной лежит сегодняшний номер газеты «Казахстанская правда» (21 октября 1988 год), в ней ваша статья «Столкновение», где вы угрожаете нам, хотите привлечь к уголовной ответственности, если будем вести горные работы под поселком».

Я тогда вспомнил о статье, переданной для публикации в газету «Казахстанская правда». С утра она распространялась в Джезказгане, вначале руководителям области, после обеда – нам. Я эту статью еще не видел, но, вспомнив содержание, ответил, «в этой статье для вас ничего нового нет, все, что там написано, вы знаете из моих устных и письменных обращений в ваш адрес, выступлений на областных совещаниях». Не дослушав мой ответ, он внезапно бросил трубку. Я понимал, что это было началом больших разборок между вышестоящими организациями и мной, поскольку Урумов Т.М. являлся членом бюро обкома партии, членом ЦК Компартии Казахстана, депутатом Верховного Совета Казахской ССР, был вхож в большие кабинеты не только в Алматы, но и в Москве, к его мнению прислушивались «наверху».

Реакции долго ждать не пришлось. В тот же день, спустя некоторое время после разговора, мне позвонили секретари обкома партии и спросили, почему я, не посоветовавшись с вышестоящими органами, дал такую статью в газету «Казахстанская правда», в орган ЦК партии. Этим выступлением я задеваю честь не только директора комбината, но и многотысячного коллектива, им я ответил примерно то же самое, что и Урумову Т.М.

Обеспокоенность секретарей можно было понять. В те годы критические статьи контролировали соответствующие отделы ЦК партии и при необходимости выносили на рассмотрение бюро, где принимали жесткие и практические меры к нарушителям. Позже, корреспондент газеты «Казахстанская правда» В.Николаев рассказал, что по итогам 1988 года редколлегией газеты, статья по актуальности и остроте признана одной из лучших в республике (Спустя четверть века статья не потеряла свою актуальность и была повторно опубликована к 40-летию города Сатпаева в газете « Шарайна» 20 сентября 2013 года).

После этого начались интриги, неприязнь и предвзятое отношение ко мне и к моим подчиненным, не только со стороны руководителей структурных подразделений Министерства цветной металлургии, но и партийных комитетов области и города.

Неизвестно, чем бы закончилось мое противостояние с всемогущим ведомством и партийными органами, если бы меня не поддержал Нурсултан Абишевич на Республиканском совещании с председателями исполкомов районных и городских Советов народных депутатов, на котором, выступая с основным докладом «О роли местных исполнительных органов власти в социально-экономическом развитии регионов», он отметил смелую и принципиальную позицию горисполкома. «Сработало и «вето» Никольского горисполкома. С ним вынуждены были считаться союзное министерство и его Джезказганский горно-металлургический комбинат. Для жителей поселка, оказавшихся в опасной зоне, было начато строительство нового микрорайона.

Доклад Председателя Совета Министров Казахской ССР Назарбаева Н.А. на следующий день был опубликован в газете «Казахстанская правда» и в других СМИ. Я, из опального руководителя, стал человеком известным. Эта статья была прочитана всеми моими оппонентами из партийных комитетов и работниками предприятий цветной металлургии, но все сделали вид, что ничего «не видели». Только простые жители города говорили спасибо и поздравляли коллеги с других городов. Оппоненты на время оставили меня в покое.

Пользуясь положительной оценкой работы горисполкома, в конце рабочего дня решил попробовать попасть к Председателю Совета Министров. Нуртай Абыкаев работал помощником Председателя Совета Министров. Выслушав меня, он без проволочек пропустил к Нурсултан Абишевичу. Он принял меня тепло, внимательно расспросил о положении дел в городе: спросил о продовольственном обеспечении, о настроении людей, структуре промышленности, какие подразделения Союзных и республиканских министерств есть в городе, объеме пустот (тогда было около 130 млн. кубометров (по характеру вопросов, я был удивлен о его осведомленности о проблемах города). Я подробно доложил ему о ситуации, которая сложилась между исполнительной властью и структурами цветной металлургии на протяжении последних трех лет, а также о наличии возрастающей опасности для жителей, проживающих в зоне работы горных предприятий. Рассказал о принятых мерах по решению проблем и о желании по всем этим вопросам поехать в Москву в Министерство цветной металлургии и если получится, и в Правительство, поскольку решение вопросов требовало выделения больших материально-технических ресурсов и денег, а это было исключительно прерогативой Москвы.

Внимательно меня выслушав, уточнив некоторые вопросы, высказав замечания, он дал советы и поддержал такое решение. Это была моя первая встреча. Меня подкупила его простота в общении, приятная улыбка, доброжелательный тон разговора. Во время диалога я не почувствовал «тон» между старшим и младшим, между начальником и подчиненным, а это, в свою очередь, способствовало откровенному и доверительному разговору. Я от него вышел окрыленный, уверенный в своих планах, и начал готовиться в командировку. Встретившись с руководителем большого ранга, у меня сложилось впечатление, что с большим руководителем гораздо легче и понятнее, чем с некоторыми, что посередине и пониже. Подготовил оригиналы и копии писем двухлетней переписки с министерствами. Не каждый крупный руководитель в то время имел шанс на такую поездку, ответственность была огромной, и я решил пригласить со собой в Москву мною уважаемых людей — патриотов города, профессионалов своего дела, людей смелых, решительных, проверенных делом, за словом в карман не лезущих, порядочных: Имангалиева А.И. – доктора технических наук, депутата городского Совета народных депутатов, и Маханова А.М – бригадира шахтопроходческого треста, депутата Верховного Совета Казахской ССР. Втроем мы прилетели в Москву.

В соответствии с предварительной договоренностью, в течение двух дней мы провели встречу с руководителями и ответственными работниками Министерства цветной металлургии и Правительства СССР.

Поездка была плодотворной. Мы сумели остро и откровенно донести проблемы до руководителей министерства и правительства, из нашей информации они узнали отдельные факты, о которых не знали раньше. По итогам совещания и встречи, Правительству республики и заинтересованным министерствам СССР были направлены поручения для принятия мер помощи городу, причем, копию поручения Правительства я получил в тот же день после встречи с руководителем.

Вот так, благодаря пониманию и поддержке Нурсултана Абишевича, мне и моим единомышленникам удалось побывать на самом «верху» и проинформировать с первых уст о состоянии социально-экономического развития города, его проблемах и о грубейших нарушениях в отработке Джезказганского месторождения, сырьевой базы цветной металлургии СССР.

Спустя непродолжительное время в город для решения проблем приехали Председатели Совета Министров Республики Нурсултан Абишевич Назарбаев и Николай Николаевич Рыжков. Я имел возможность, вместе с директором Южно-Джезказганского рудника Мамаховым С.К., на территории 65 шахты, где прошло конструктивное совещание, встретить председателя Советов Министров СССР, первых руководителей республики, области и других официальных лиц, сопровождавших их в рабочей поездке (на фото: слева Н.Рыжков, напротив С.Мамахов, справа я, к сожалению, это единственное сохранившееся фото той встречи).

В результате мер, принятых Правительством и Министерствами, в короткие сроки (в течение двух месяцев), в городе был создан трест «Монолитстрой». Выделены большие материально-технические ресурсы для строительства объектов жилья и социально-культурно-бытового назначения: построены двухквартирные коттеджи, многоэтажные дома, баня и другие объекты. Причем, помогала вся республика, комплекты крупноблочных домов, материалы и конструкции отгружались с Кустанайской и других областей.

Сотни семей переселились улицами из опасной зоны, полностью была переселена самая большая улица имени Амангельды поселка Жезказган.

Самое главное, в то время успели оперативно переселить людей до аварийного разрушения домов, не допустив человеческие жертвы, и на десятилетия продлить существование нескольких благоустроенных населенных пунктов с развитой социальной инфраструктурой, в которых до сих пор проживают более 10 тысяч человек.

Позже, когда проблемы нашли практическое решение и положительный исход, я думал, если бы я не встретился с Нурсултан Абишевичем, или встретился, и он мне отказал в поездке в Москву (а у него оснований было больше, чем достаточно), как развивались бы события? Но он сразу понял глубину и последствия проблем (это у него от природы, в этом я убеждался при последующих встречах), поддержал не на словах, а на деле нестандартное решение, инициативу, самостоятельность местного исполнительного органа власти.

С тех пор прошло более 27 лет. За это время истощились запасы медной руды, и их содержание и дальнейшая отработка связаны с отработкой рудного тела под населенными пунктами. Эта работа требует больших денежных средств и материально-технических ресурсов. Решение этого вопроса сейчас не надо искать в г. Москве. Все это решилось на уровне Главы государства, и по его поручению Правительством разработаны и осуществляются мероприятия, в соответствии с которыми выделены из бюджета Республики миллиардные средства для развития горной промышленности и переселения жителей с близлежащих поселков в город Сатпаев.

Это еще раз характеризует его, как человека, обязательного в поступках, заботящегося и разделяющего проблемы простых граждан.

Жители городов Жезказгана, Сатпаева, Балхаша хорошо знают, кому они обязаны стабильностью и перспективой социально-экономического развития региона, и, что именно такой человек должен возглавить Государство.

Это Нурсултан Абишевич!

С.Торегельдин, Президент ОИП и ЮЛ «Гражданский Союз «За сильный Казахстан», член Совета по защите прав предпринимателей Карагандинской области.

Комментарии закрыты.