Жить, чтобы гореть, а не тлеть

20151218-16-1В народе не зря говорят, что весь жизненный путь определяется его началом. Валентина Ивановна Уразова за свои семьдесят пять успела сделать очень много – для коллективов, в которых трудилась, родного поселка, города и для всего меднорудного края. Говорить с ней по душам о жизни, да и просто о том, о сем легко и интересно. Однако, этой хрупкой и на вид слабой женщине свойственен личностный стержень, который проявляется в четкой гражданской позиции, оптимизме в словах и суждениях, а также умении сопереживать за общее дело.

 

Дочь широкой степи

Родилась она в семье Резниковых в поселке Жезказган 22 января 1940 года. Здесь же, начав учебу в школе №9, располагавшейся в здании Дома детства, окончила среднюю школу №2, которая впоследствии была переименована в восьмилетнюю школу №16. Отец Иван Васильевич вместе с супругой Татьяной Николаевной Калашниковой, начинавшей работать геологом молоденькой девушкой еще в Карсакпае, потом продолжившей работу в дружном коллективе ГРП под началом В.И.Штифанова, прожили нелегкую, но насыщенную интересными событиями жизнь, уделяя большое внимание образованию и воспитанию двух дочерей. Как комсомольцы 30-х годов участвовали во всех начинаниях зарождающегося на то время небольшого поселения, впоследствии получившего статус рабочего поселка. А тогда, как вспоминает Валентина Ивановна, в Руднике было всего два ряда барачного типа четырехквартирных домов, в одной из которых поначалу проживали Резниковы, между бараками пролегала улица Шахтная, давно канувшая в лета, поодаль располагалась огороженная высоким забором зона в районе поселка Комсомольский, где содержались политзаключенные. Вот, в принципе, и все. А вокруг всего этого степь, бескрайняя и безжизненная.

Когда была построена новая школа, в которую детей перевели после окончания начального звена, как говорит Валентина Ивановна, она, казалось, стоит на отшибе, ходить приходилось по степи, кругом пустынно, и это для тогдашних учеников было в новинку, интересно и заманчиво. Хорошо помнит до сих пор директора школы-новостройки Лидию Ивановну Першину, которая временно последнюю четверть в четвертом классе была в роли классного руководителя в их классе. Чему несказанно радовались мальчишки, все же не придется ходить к директору в кабинет за какие-либо шалости, чтобы отругали или поставили на вид. Бесспорно, в памяти многих директор школы был и остается знаковой фигурой, с которым и столкнуться в коридоре было делом ответственным, не говоря уже о том, чтобы побывать на разборках в его кабинете. С благодарностью говорит она о своих педагогах: Александре Семеновне Михайловой, Зинаиде Филипповне Найде, Брали Капаровиче Капарове, Валентине Робертовиче Эгерт, Зое Афанасьевне Гриц, Вере Васильевне Цедиловой, Людмиле Петровне Ивановой, Тамаре Сергеевне Высоцкой и многих других.

– Часто, идя с подружками на занятия ранним утром, по дороге в школу приходилось сталкиваться с конвоем охранников, сопровождавших на работу в шахту заключенных, отбывавших в застенках Степлага срок за различные деяния политического характера. В школе среди педагогов были и преподаватели из числа спецпереселенцев, высланных сюда, в далекую Сары-Арку, на вольное поселение, и представителей немецкой диаспоры, сосланных сюда во время войны из Поволжья и других регионов бывшего Союза. Когда же лагерь закрыли и расформировали, многие бывшие заключенные оставались какое-то время на вольном поселении здесь же и работали в школе по своей основной педагогической специальности. Одна из моих одноклассниц Алла Панина, ставшая позже преподавателем в техникуме, на вопрос студентов о том, кто были ее учителя, призналась с гордостью: «Меня учили «враги народа». Но ведь оно так и было! Вспоминаю, как в течение двух лет – после восьмого и девятого классов на каникулах нас возили в Талап для прохождения трудового воспитания, где нам поручали чистить загоны для овец и помогать на сенокосе. В то время школьников, как и студентов, активно использовали на сельхозработах, что было, вероятно, связано с тем, что в первые послевоенные годы в стране рабочих рук катастрофически не хватало, да и трудовому воспитанию придавали большое значение. И это стало в нашем детстве хорошей школой будущего профессионального становления: мы ощущали свою причастность к делам и заботам Родины в трудный период восстановления народного хозяйства и ощущения мирной жизни в целом после тяжелейшего военного времени.

По итогам двух наших встреч я могу поведать и о ней самой, что немаловажно для полноты повествования. По-другому нельзя: важно знать, как складывалась жизнь самого человека, судьба которого неразрывно связана с этими местами. В далеком 1959 году, через год после окончания десятилетки, поступила на учебу в КазГУ на химический факультет. Со своим будущим мужем познакомилась еще в школе, когда он поехал учиться в Ленинградский горный институт, оформив перевод, продолжила учебу в Ленинградском университете имени Жданова. В 1964 году после окончания вуза приехала сюда, в родные пенаты, начав свою трудовую биографию с химической лаборатории горно-металлургического комбината. А когда муж получил диплом горного инженера, отправилась с ним по месту его распределения на Дальний Восток. Семейная жизнь не заладилась, и в 1971 году вместе с пятилетней дочерью Валентина Ивановна возвращается обратно к родителям. Естественно, на работу устраивается по специальности в химлабораторию. В 1977 году переходит на работу в кабинет политпросвещения горкома партии, откуда по приглашению первого управляющего, стоявшего у истоков Жезказганского шахтопроходческого треста, Героя Социалистического труда Газиза Омаровича Омарова, жившего неподалеку, переходит начальником отдела кадров треста. Здесь, в отделе кадров ЖШПТ, порядка 10 лет трудился и Иван Васильевич, так что продолжить семейную династию кадровиков было и ответственно, и почетно. Впрочем, и с обязанностями работника кадровой службы справиться Валентине Ивановне не составило большого труда: собранность, умение подходить к выполнению любого дела основательно, принципиальность, честность, грамотность сыграли свое дело. Затем последовало заслуженное повышение, правда, по партийной линии: В.И.Уразовой было доверено почетное право руководить первичной партийной организацией треста после ухода с этого поста Арона Казтаева. И опять уже в статусе секретаря парторганизации ЖШПТ приглашена в городской комитет партии, теперь уже для работы в общий отдел. После распада КПСС отработала некоторое время в горсовете, занимаясь вплотную вопросами организации выборов. Потом вернулась на прежнее место работы – отдел кадров ШПТ, в том же качестве с 1995 по 2003 годы проработала в объединенном отделе кадров Корпорации «Казахмыс». Замечательный послужной список! Нужно сказать, что Валентина Ивановна работу выполняла с усердием и огоньком, была всегда востребованной, внесла за свою 40-летнюю трудовую вахту весомый вклад в развитие нашего города и области. При этом всегда имела собственное мнение, умела его отстоять. Сейчас находится на заслуженном отдыхе, но ей пока удается сохранить общественно-политическую активность, принимая участие в выборах и других общественно-значимых мероприятиях государственного и местного уровней, за что имеет множество благодарностей. Дочь Татьяна, выпускница энергетического института, живет и трудится в Алматы, единственная внучка Ольга со своей многочисленной семьей проживает в Краснодаре. У Валентины Ивановны трое правнуков: трехлетние близнецы Миша и Витя и годовалая Маша, которые в данный момент нуждаются в бабушке, и к которым, скорее всего, после окончательного разрешения вопроса по переселению бабушка и прабабушка в одном лице переберется, чтобы жить, разделяя радости и хлопоты любимых и близких ей людей. Если захочется повидаться с младшей сестричкой, нет проблем, Людмила с дочерью и внучками всегда рада приезду сестры в Подмосковье. Хорошо, что наша встреча, инициатором которой выступил Абдолла Дастанов, оказалась своевременной, ведь не секрет, что вопрос о неизбежности переселения жителей поселка Жезказган возник не вчера, и любые рассказы и воспоминания очевидцев обозримого прошлого в этой связи представляют огромную ценность не только для нас, журналистов, но и для жителей всего нашего региона.

 

Вчера, сегодня, завтра поселка

О себе рассказывать Валентине Ивановне не доставляет особой радости, ее больше всего волнует будущее Рудника. Она ратует, чтобы сохранилась какая-нибудь память о Руднике, историческом поселке, откуда шагнул из прошлого в наше время долгосрочный проект К.И.Сатпаева под названием «Большой Жезказган».

– Ведь в наших силах создать хотя бы краеведческий уголок в одном из музеев, или создать такой в одной из наших школ, где будет представлена летопись поселка, восстановлены макеты шахт, прошлых и нынешних, воссоздана история Рудника по фотографиям и другим не менее важным документам. Это занятие по сути интересное и увлекательное, даже школьники могут включиться в поисковую работу, чтобы собрать ценный материал для будущих поколений, кто уже не застанет наш поселок, проводить исследования, работая по архивным документам или встречаясь со старожилами. Есть что-то неосязаемое и необъяснимое в таких поселках, как наш Рудник, что тянет к нему, когда уезжаешь куда-то в отпуск. Находясь вдали от своей родины, я всегда ощущаю, что не хватает мне в тот момент незабываемого запаха степной полыни. Когда мне предложили переехать в свое время в Сатпаев, родители взбунтовались и слышать об этом ничего не хотели. По своему опыту знаю многих, кто, когда-то уехав в другую местность, до сих пор вспоминают поселок, ставший для них родным навсегда. Хорошо, что родителям не пришлось увидеть, что стало с их любимым Рудником, – поделилась со мной в сердцах Валентина Ивановна.

Не первый год мы знакомы с Валентиной Ивановной, но что хотелось выделить в первую очередь в этом человеке – во все времена при своей деловитости и активности она остается исключительно скромной натурой. Такой я увидела ее впервые при нашем знакомстве, и теперь уверена: первое впечатление, как правило, всегда оказывается самым верным. Мы сидим за столом в кухне родительского дома Валентины Ивановны и общаемся о прошлом и настоящем любимого Рудника, воспоминания из далекого детства включаются в наш диалог во все время разговора. Передо мной культурный и образованный собеседник с глубоким аналитическим умом, позитивным взглядом на жизнь и внутренней добротой. Что стало основанием для того, чтобы при любых обстоятельствах в жизни оставаться добрым, отзывчивым, востребованным, болеющим душой и сердцем за свою малую родину – поселок Жезказган – человеком? Родители близко знали и общались с семьей великого академика-геолога 20 века К.И.Сатпаева, кто приложил немало сил и стараний, чтобы доказать чиновникам из Генплана в Москве, что идея с медными запасами Большого Жезказгана не миф, а реальность. Все, что связано с деятельностью родителей: фотографии, документы, книги давно переданы в архив музейного комплекса корпорации. Поэтому мы довольствуемся малым, тем, что на сегодня бережно хранится в личном архиве В.Уразовой. Рассматриваем вместе в деталях одну из фотографий, предоставленных любезно Валентиной Ивановной для публикации в газете, которая сразу же бросилась мне в глаза. На ней в день пятидесятилетнего юбилея выдающегося ученого казахской земли вместе запечатлены близкие люди: улыбающийся именинник Каныш Имантаевич сидит в центре в окружении младшей дочери, супруги Таисии Алексеевны, а рядом в числе других приглашенных гостей стоят прибывшие для участия в юбилейных торжествах жезказганцы – первый руководитель Жезказганского ГРП Василий Иванович Штифанов с женой Зоей Ивановной и младшим сыном Арсением, который сидит на коленях у юбиляра, чета Сейфуллиных – Саид Нагимович, главный инженер ГРП, с супругой Марией Ивановной Паршковой, Резниковы – Иван Васильевич и Татьяна Николаевна, главный геолог рудника Аркадий Васильевич Кузнецов и по соседству с мамой Валентины Ивановны мой дедушка Абдрахман Токтыбаевич Токтыбаев. Точно такая же фотография была и в нашем семейном архиве, но, к сожалению, по каким-то обстоятельствам утеряна.

– Заслуга Каныша Имантаевича перед жезказганцами в том, что, основываясь на показания сделанных им геологических разведок, он смог доказать, что англичане, после которых оставалось порядка 16 шахт, не зря затеяли в свое время освоение рудных залежей: наша земля богата медными рудами, и если открывать производство, то оно будет обеспечивать работой не одно поколение соотечественников. К концу 50-х здесь, на рудничной площадке, началось масштабное строительство. Для работы в шахтах сюда ехали со всего Союза, особенно много было специалистов горного дела и завербованных с Урала, среди которых был и передовик производства Павел Шаталюк, чьим именем названа одна из улиц нашего города. Для них на сопке, в народе прозванной Айран-гора, в срочном порядке было построено жилье, впоследствии этот район поселка окрестили Шанхаем. Видимо, сказалось чересчур близкое нахождение домов друг с другом. А до того, как застроить Шанхай, первым вербованным переселенцам предоставили в качестве жилья бараки, которые стояли на территории бывшей зоны на Комсомольском. Поселок ГРП был построен позднее по инициативе В.И.Штифанова для работников руководимой им геологоразведочной экспедиции, а потом через дорогу стали появляться частные строения, таким образом и происходило расширение границ Рудника. Помню, что здание милиции когда-то находилось между поселком и ГРП, а руководство комбината в то время располагалось в одном из бараков по улице Абиева (ранее Калинина). Там же была арка, под которой проходили колонны демонстрантов в дни парадов в честь 1 Мая и 7 Ноября – в ознаменование дня Великой Октябрьской Социалистической революции. Поначалу в шахтах трудились, налаживая производство, приехавшие отовсюду специалисты-горняки, потом ударными темпами началось проведение в жизнь процесса обучения, переобучения, необходимых для подготовки новых кадров из «местных». Появились свои «стахановы» в лице Исхака Анаркулова и других, кто из «низов» получил путевку на руководящие должности, пройдя переподготовку в так называемой «Таскудукской академии», по окончании ее заняв вакантные места горных мастеров, начальников участков и шахт, продолжая при этом уже в новом качестве перекрывать плановые показатели на 100 и более процентов. Неподалеку, в местечке Таскудук были организованы специальные краткосрочные курсы, чтобы местные кадры, которым не надо никуда уезжать, могли подхватить почин приезжих специалистов и продолжить осваивать новые горизонты горно-металлургического производства.

Одной из отличительных черт Валентины Ивановны, которая угадывается без труда в процессе общения – это любовь к чтению. Среди книг имеются те, в которых рассказывается о нашем крае, замечательных людях, интересных событиях. Две из них я получила в подарок от хозяйки. Видно, что прочитаны они, как говорится, под карандаш, внимательно и с большим любопытством. Очень интересная информация, с которой она поделилась со мной, видимо, доселе не известной ей, вычитав ее из небольшой книги-брошюры Р.Кенбаева, посвященной становлению Балхашского комбината «Люди медного гиганта». Нужно было не просто ощутить, а прочувствовать то, что испытывала в тот момент, когда об этом мне поведала она, человек, переживающий за то, чтобы история Рудника, представляющая собой начало зарождения истории всего Жезказганского промышленного региона, не пропала бесследно. Казалось бы, ничего сверхинтересного, но, если вчитаться в содержание и смысл написанного, можно понять, почему Валентина Ивановна так обрадовалась, прочитав вот это: «Джезказганские горняки и карсакпайские металлурги обратились ко всем работникам медной и редкометальной промышленности республики с призывом собрать средства на строительство танковой колонны «Цветник Казахстана». Они предлагали объявить с 25 декабря месячник по сверхплановой выдаче промышленной продукции, сбору средств среди трудящихся». Чтобы долго не растекаться мыслью по древу, отмечу, что, по мнению психологов, подобной новости по-настоящему может порадоваться только человек с большим человеческим сердцем, чистыми помыслами, не равнодушный к чужой боли, не наученный с детства делать что-то ради собственного престижа. По-другому Валентина Ивановна и не умеет жить. Она уверена: жить надо, чтобы гореть, а не тлеть.

Айгуль ТУТЕЕВА. Фото из личного архива В.Уразовой.

Комментарии закрыты.