Мир глазами художника

20160513-17-02Каждый художник — особое дарование. И видит по-своему и чувствует и передаёт собственные ощущения. Так вот и Кажымукан Тыныбаев. Всё, что пережил и прочувствовал, он вкладывал в свои произведения. Рожденный в семье акына Кемелхана Тыныбаева, он унаследовал от отца любовь к искусству и мудрость жизни. Мечтал о творчестве, писал стихи, рисовал дружеские шаржи. Словом, жил счастливой и полноценной жизнью, с мечтами и радостью, с солнцем в груди. Такой вот светлый и радостный человечек, от которого всем вокруг становилось легко и спокойно.

А несчастье жило рядом. Оно подстерегало мальчишку где-то за углом дома, пока, наконец, не вырвало из жизни его родителей. Так мальчик остался один посреди огромного мира, который смотрел на него глазами мрачных оконных витрин. А потом был Детский дом в Усть-Каменогорске, куда они были определены вместе с младшим братом. Все мечты и надежды рухнули в тот миг, когда перестали биться сердца его родителей. Не звучали больше по утрам светлые, точно нарастающая заря, песни мамы Зейнеп, и не слышно было стихов отца Кемелхана, который так любил читать их своей жене, первому слушателю и строгому ценителю его творчества. И всё-таки, жизнь продолжалась. Шли годы, появлялись новые друзья, постепенно затягивались и уходили вглубь сердца неизлечимые раны. Кажымукан находил утешение в новом творчестве, серьезно погрузившись в рисование. На страницах его альбома оживали картины прошлой жизни, счастливые и радостные. В этом его новом мире родители были живы, а семья счастлива. Его учитель по рисованию, видя, как благотворно влияет увлечение на мальчика, всячески поддерживал интерес ребёнка, занимаясь с ним дополнительно и открывая новые возможности. Он обучал его иллюстрированию сюжетов литературных произведений по памяти, зарисовкам с натуры, конструированию и строению предметов.

– Художник, наставлял мальчика учитель, – обязательно должен смотреть на работы великих мастеров, ходить в музей. Но ничто не заменит тебе практики. Поэтому постоянно старайся делать наброски, эскизы. Бери с собой бумагу и карандаш, изображай своих знакомых, друзей и близких. Очень полезно делать наброски с натуры. Развивай свой вкус! Учитель всегда следил за работой своего ученика, отмечая про себя, что из него получится настоящий художник. И это он рекомендовал Кажымукана Тыныбаева, выпускника 8 класса, Усть-Каменогорского Детского дома, в Алма-Атинское художественное училище имени Н.В.Гоголя, которое тот блестяще окончил, постигнув одну простую истину, о которой так часто говорил его наставник: – Настоящий художник – это не только запачканные красками руки, не количество выставок и титулов, художник – это состояние души, пронзительный взгляд, всегда любопытный, глубокий, заинтересованный. Это беспокойный характер, устремлённость в будущее, способность к нестандартным решениям даже в быту, в жизненных мелочах, в обыденном.

А потом была служба в рядах Советской Армии в городе Капчагае. Вот уж где пригодилось ему мастерство художника! Оформлял учебные классы, читальный зал библиотеки, ленинскую комнату, дембельские альбомы, рисовал портреты солдатских девушек, жён командиров, успел сняться в массовке известного фильма «Қан мен тер». Ну, и как полагается, обучение военным навыкам: стрельба, правильное построение, тактика ведения боя, физическая подготовка, оказание первой медицинской помощи пострадавшим, уставные отношения между военнослужащими, и в целом военное искусство. Вот такой полной и насыщенной была его служба в Армии. А его младший брат Тимурхан успел за эти годы окончить училище и получить профессию электрика. Уже по возвращении домой братья встретились. Проговорили до самого утра, но, оказалось, что и одной ночи было мало. Так уж случилось, что спустя короткое время, проведенное вместе в одном детском доме, судьба развела мальчиков по разные стороны. Каждый выживал, как мог, надеясь только на свои силы. И вот теперь, точно проживая заново свою небольшую биографию, они старались выговориться друг другу. А на календаре был уже 1978 год – 25-летие освоения целинных и залежных земель. Кажымухан к тому времени уже работал художником в Карагандинском центральном универмаге и, узнав о том, что в городе проходит выставка «Здравствуй, земля целинная!», решил предложить три свои картины в стиле графики. К сожалению, на сегодня сохранилась только одна из них «Утро целинника», но все вместе, они имели огромный успех. Ну, а его утро, утро нового дня, началось год спустя, когда он встретил Раушан, милую, добрую девушку с мягкой улыбкой и пронзительным взглядом. Она к тому времени была выпускницей Карагандинского медицинского института, а он всё тот же художник. Первое, на что обратил внимание юноша – это глаза, в которые он глядел неотрывно, забыв про свою робость перед девушками и благородные манеры. Так уж притягивал её взгляд, точно невидимая сила магнита. И он, влекомый пламенем новых, неведомых доселе чувств, пошёл за ней. Они поженились в июне 1979 года. Вскоре родился и их первенец Ерлан, а 6 лет спустя – сын Жандос. Но по стопам отца, и даже по стопам матери парни не пошли. Каждый из них выбрал свой путь. Ерлан стал начальником участка шахты 65 ЮЖР. Женился. Его жена Эльмира работает преподавателем русского языка и литературы. В семье Жандоса – два инженера. Он – главный инженер ЗРГШО, жена Айнур – инженер «Казахтелекома». Их мама, Раушан Сейтжановна Тыныбаева сегодня известный доктор, работает в Сатпаевской городской поликлинике врачом-терапевтом дневного стационара, врач 1 категории. Сыновья подарили им 2 замечательных внуков, Алиби и Жангира. Да и Кажымукан просто сердцем оттаял в кругу своей семьи, впервые ощутив себя нужным, любимым и любящим. Он трогательно относился к детям, заботился о них, стремясь дать им всё самое лучшее. Менял работу, чтобы зарплата позволяла прокормить семью. Был художником-оформителем треста «Казмедьстрой», позже перешёл на шахту 57 ВЖР.

Но он оставался всё тем же художником-оформителем, другой профессии у него не было. И он любил свою работу, ценя в ней красоту и гармонию цвета. Но, к сожалению, жить на это было невозможно. Труд и талант мастера зачастую растрачивался впустую, поскольку во все времена оплачивался жалкими грошами. Боясь потерять в себе вдохновение и творческий рост, он писал картины, собирал библиотеку об искусстве и творчестве мастеров живописи, музыки и поэзии, вел уроки рисования в школе, оформлял праздничные и киноафиши в кинотеатре «Байконур», и ДК имени 50-летия Октября пока, не решился полностью сменить работу, перейдя подземным доставщиком материалов шахты 57 ВЖР.

Ну, что ж, вот она новая жизнь! Серьёзная работа, достойная зарплата, жена, дети – живи и радуйся! На душе было спокойно, как в далеком детстве, когда они счастливо засыпали под негромкий разговор своих родителей доносившийся за стенкой. Однако состояние полного покоя и тихой радости длилось не долго, ибо оно всегда пугало Кажымукана, будто белая полоса зебры затянулась и совсем скоро сменится черной.

– Что же ещё такое уготовила ты мне, судьба? – думал он, наблюдая за тем, как подъехал вагон МоАЗ с баллонами «ТОРО-40Д» и начал разгрузку. Вдруг первая выпавшая автошина с грохотом обрушилась на землю и отброшенная в сторону, точно взрывной волной, медленно поползла вверх. «Сейчас оборвётся чья-то жизнь», – успел подумать Кажымукан и в ужасе закрыл глаза. Всё решали секунды, в которые ничего нельзя было не изменить, не поправить. Горячая волна обожгла его грудь. Что было дальше, он уже никогда не узнает, и только маленький светящийся комочек, оторвавшийся от расплющенного тела, поднялся высоко над местом разыгравшейся трагедии, устремившись в бессмертие…

Я напишу последний свой портрет

И вместо подписи, поставлю прочерк.

Уйду дорогой белой на рассвет.

Поставьте вслед мне тайну     многоточий…

Зинаида Чумакова.

Комментарии закрыты.