Доноры по умолчанию: наши органы уже не наши?

Оказывается, все граждане Казахстана настолько серьезно задолжали государству, что в случае внезапной смерти оно имеет законное право без разрешения и безвозмездно изъять их органы для последующей трансплантации.

И прецедент, взбудораживший всю страну, уже есть – запутанная история, которая произошла в Актобе, где врачи изъяли у погибшего парня две почки, на что, по словам его родственников, они согласия не давали. Но у самих медиков было другое мнение относительно этого вопроса: их действия закону не противоречат, они имеют право на изъятие органов умершего человека, если при жизни он лично не написал расписку об отказе от посмертного донорства. Это же подтвердил в своем неоднозначном, на взгляд многих, комментарии Zakon.kz и министр здравоохранения РК Елжан Биртанов.

Почему неоднозначном? Потому что порождает еще больше вопросов как нравственного, так и меркантильного характера. Конечно, есть и защитники врачей из Актобе, и сторонники позиции министра Биртанова, и критики тех, кто с нею в корне не согласен: «Зато спасли жизнь кому-то. Разве это плохо?» Но… Но давайте по порядку. Итак, цитируем и комментируем слова министра:
«В законном порядке все уже определено. Если мы говорим в рамках действующего законодательства, то да, врачи имеют право (на изъятие органов). В принципе, нет приоритетного права родственников на органы своих близких. Если будут соответствующие изменения в законы приняты, что необходимо спрашивать разрешение родственников, то конечно. Но к сожалению, это обернется гибелью многих пациентов. Я надеюсь, что мы совместно со средствами массовой информации и общественностью построим более продуктивную разъяснительную работу», — рассказал Биртанов.

Во-первых, такая важная и чувствительная деталь в законе, а ее даже не обсуждали с общественностью. Что это еще за «презумпция согласия»? Почему тогда большая часть населения не знает об этой «презумпции»? Я не помню, чтобы в 2009 году сообщали про такое в печати. Почему народ только сейчас об этом узнал? Во-вторых, закон скользкий – он открывает дорогу черному рынку торговли человеческими органами, а рынок донорских органов – это большая проблема во всем мире, и если так дальше пойдет, то под конкретный заказ могут и погубить человека. Такие вещи нельзя делать тайно. Может, и врачи из Актобе надеялись, что никто ничего не узнает. В общем, закон нужно менять, здесь должен действовать обратный принцип – если нет однозначного согласия, то нельзя. И в-третьих, раз органы теперь – это товар, значит – имеют свою цену. Врачи ни в коем случаи не должны получать этот товар бесплатно, даже при согласии родственников. Если родственники согласны, то должны быть переговоры о цене. Если этого не будет, то люди в белых халатах будут иметь ничем не ограниченную сверхприбыль. И это, разумеется, будет дурно на них влиять.
Но министр ничего этого не видит. Вместо этого он пытается апеллировать к другому. Что «действующее законодательство спасает тысячи жизней людей, нуждающихся в органах», что «сегодняшнее законодательство построено на международных принципах». Красивые слова. Все портят детали. Вряд ли органы, бесплатно изъятые из трупа, так же бесплатно отдадут (вживят) больному. И какие именно «международные принципы» позволяют государству без оповещения родных изымать части тела? Этого министр не прояснил.

Зато рассказал, как можно избежать изъятия органов после смерти: «Достаточно письменного заявления, которое может быть предъявлено врачам родственниками погибшего. Когда такой вопрос рассматривается, когда констатируется смерть мозга, то этот вопрос в обязательном порядке обсуждается с родственниками. Если есть такое заявление, то этого достаточно, чтобы не изымать органы».

Господин министр, Вы не могли бы доходчиво объяснить, как избежать изъятия моих органов после моей смерти. Прошу Вас пояснить, что значит написать заявление, которое может быть предъявлено врачам родственниками погибшего. Сколько человек, по-Вашему, внезапно умирая, ждут прибытия своих родственников? В течение какого срока вопрос обсуждается с родственниками? В течение какого срока родственников будут искать? Кто будет проводить графологическую экспертизу заявления? И в какой срок?
Конечно – увы, но это актуально для нашей страны – можно сделать несколько сотен ксерокопий отказа/согласия и держать их вместе с паспортом, с водительским удостоверением, с трудовой книжкой. Можно даже обклеить ими стены квартиры или на рабочем месте или вообще приклеить на лоб. Продвинутые граждане могут выбить на груди тату с этим документом с обязательным номером регистрации у нотариуса (вдруг найдут без сознания и без документов), а также предварительно зарегистрироваться в какой-нибудь из социальных сетей с фотографией, где эта тату видна отчетливо. Но, господин министр, согласитесь, все это глупо. Как глупо, если не преступно, давать врачам право на изъятие органов умершего человека, если при жизни он лично не написал расписку об отказе от посмертного донорства.

А вообще, это каким же должником государству нужно быть, чтобы даже после смерти не иметь права на своё тело!

P.S. Некий профессор от медицины так прокомментировал случившееся в Актобе: «Отдал органы – попадешь в рай». Как по мне, таких «профессоров» нужно лишать звания за подобные высказывания. Это говорит об уровне нашей профессуры от медицины: когда в качестве аргумента приводятся такие, мягко говоря, ненаучные и незаконные доводы.

P.P.S. Конечно, есть и защитники врачей из Актобе, и сторонники позиции министра Биртанова, и критики тех, кто с нею в корне не согласен: «Зато спасли жизнь кому-то. Разве это плохо?» Отвечу им так. К примеру, вы лежите при смерти и от врачей зависит, умрёте вы или нет. И есть еще человек, который нуждается в почке и который платит им. Теперь врачи порешали, что вам не стоит жить и отключили аппарат. Родственникам вашим сказали, что сделали все что можно и продали все ваши органы. Вы очень будете рады таким событиям и тому, что вы «спасли жизнь» многим людям?

P.P.P.S. Семья «выпотрошенного» парня от своих претензий к медикам отказалась.

Ри АНВАР.

Комментарии закрыты.