«Средневековье» не для Казахстана

Такфиризм или такфиро-«джихадизм» – наиболее опасное из радикальных религиозных движений в современном Казахстане. За совершенными в 2010 годах террористическими актами стоят именно последователи идей, основанных на такфиризме и джихадизме. К счастью, на сегодня последователей этих деструктивных религиозных течений в нашем городе нет. Тем не менее, Сатпаев, как и весь Жезказганский регион, продолжает оставаться самым «горячим» в этом отношении. О том, что делается компетентными органами чтобы его «остудить», нашей газете рассказывает Дулат Тулегенов, директор КГУ «Информационно-консультативный центр по вопросам религий г. Сатпаев».

– Действительно, наш город, в целом по республике, является «горячим» в религиозной сфере. Ведь отсюда, и это ни для кого не секрет, еще несколько лет назад выехало в Сирию на джихад более 40 человек. Но осталось еще больше горожан, которые эту идеологию поддерживают. Со многими из них мы проводили и проводим разъяснительную работу. К счастью, время все расставило по своим местам. И теперь таких «горячих» фактов в нашем городе нет. Ситуация стабильная: большинство людей – последователей деструктивных религиозных течений – трезво оценивают ситуацию.

– В чем главная опасность нетрадиционных исламских течений, и особенно такфиризма?
– Для начала о том, что такфиризм – самое опасное из всех деструктивных религиозных идеологий. Идеология изначально распространилась в начале 2000-х годов в ряде западных и центральных областей Казахстана, куда проникло с Северного Кавказа, а туда, в свою очередь из Сирии. Сегодня идеологи такфиризма критикуют казахов, ставя под сомнение их историческую религиозную принадлежность исламу. Данное обвинение (такфир) является идейным основанием, как минимум, возможности ведения вооруженного джихада против своих сограждан. Однако такфириты забывают, что согласно исламскому праву, верующие против верующих не могут вести джихад по определению. В общем, главная опасность нетрадиционных исламских течений в том, что они полностью отрицают историю и культуру народа своей страны. Начинают руководствоваться иными ценностями, считая, что государство несовершенно и якобы не может справиться с преступностью, алкоголизмом, безработицей. Поэтому, на их взгляд, нужно создать халифат и применять к «нарушителям» самые устрашающие меры. Якобы тогда настанет порядок. И зачастую такими радикальными идеями вдохновляется именно молодежь. Потому что родители целыми днями работают и не имеют возможности контролировать своих детей, беседовать с ними. Взрослые не в курсе, что они читают, в каких группах социальных сетей состоят, какие видеоролики смотрят в Интернете. Мы постоянно вели и ведем мониторинг таких сайтов. Некоторые, наиболее одиозные, при содействии прокуратуры блокируем. У нас светское государство, значит, мы должны придерживаться соответствующих норм поведения. Раньше, лет пять назад, жители города не понимали, чем мы занимаемся. И очень сильно критиковали нас. Но после терактов с религиозной подоплекой в Таразе и Актобе, стали к нам прислушиваться. Теперь те же родители, если видят, что их ребенок интересуется религией, хочет изучать Коран, ведут его к имаму. То есть, подходят к вопросу религиозного воспитания более ответственно.

– Вы можете привести другие позитивные результаты вашей деятельности?
– Цифры называть не буду, но скажу: достаточно много людей не то чтобы изменили свои религиозные убеждения, но точно адаптировались к ценностям казахстанского общества и покинули группу риска. Они начали понимать государственную политику, уважать законы, признавать деятельность ДУМК. Как правильно отметил Uлава государства, мы должны не в Средневековье возвращаться, а двигаться вперед. И не дать молодежи, которая сейчас раскалывает исламскую умму, тянуть нас назад. Мы активно занимаемся и трудоустройством молодых людей из нетрадиционных религиозных групп. Ведь если у человека есть работа, то у него точно не будет желания искать счастья в другой стране, тем более с оружием в руках.

– Благодарю!

Ри АНВАР.

Комментарии закрыты.