Как живешь, аграрий?

Печально, но факт: согласно официальным данным, в нашей области из 73 зарегистрированных сельскохозяйственных кооперативов работают лишь 15. В числе созданных, но «простаивающих» и сатпаевский СПК «Сәт-Қойнауы». В чем причина?

Жасулан Абдикеров, фермер сельского округа Сарысу Улытауского района, каждую неделю привозит на социальную ярмарку освежеванные туши крупнорогатого скота. Сетует, что из-за удорожания кормов и, особенно, бензина (возить товар далеко – 170 километров только в один конец) цены постоянно приходится «корректировать» в сторону повышения, а это невыгодно никому: ни производителю, ни покупателю. Вот если бы, говорит Жасулан, появилась контора, которая взяла бы на себя всю логистику – от централизованного закупа до централизованной продажи, то и цена на мясо для конечного потребителя снизилась бы намного. Но такой конторы, к сожалению, пока в регионе нет.

– А как же СПК «Сәт-Қойнауы»? – пытаюсь возразить.

– Одно название, а не кооператив, – отмахивается фермер. – Мне предлагали в мае этого года вступить в его ряды, но они до сих пор тянут, даже кредитов не получили: то документы неправильно оформили, то еще что-то. Нет никаких движений с их стороны. А что толку участвовать в том, чего нет?

По документам, основные виды деятельности СПК «Сәт-Қойнауы»: производство, переработка, сбыт, хранение сельскохозяйственной продукции, продукции аквакультуры (рыбоводства), снабжение средствами производства и материально-техническими ресурсами и другие виды сервисного обслуживания членов кооператива, а также ассоциированных членов кооператива. На практике – пока только разведение крупнорогатого скота для получения мяса. Возможно, в будущем кооператив освоит все пять направлений. Правда, когда именно это произойдет и когда горожане наконец увидят его продукцию на прилавках, на эти вопросы затрудняется ответить даже его руководитель Сандугаш Кушербаева – сейчас кооператив находится на стадии подготовки и оформления документов. Другой работы пока нет. Но и образовались официально они сравнительно недавно – 9 октября 2017 года. Кооператив состоит из 20 учредителей, включая руководителя. Все они еще летом прошли обучение по компоненту «Бизнес-советник» и получили сертификаты. Им также от Палаты предпринимателей «Атамекен» города было оказано юридическое сопровождение по регистрации СПК (сбор документов, составление учредительного договора, устава СПК и приказов). На сегодня участники кооператива собирают документы для получения кредитов.

– Согласно Уставу кооператива, каждый участник-учредитель должен будет сам закупать себе скот на деньги, выделенные государством по программе льготного кредитования, разводить его и сдавать на мясо, в том числе и государству, через СПК, – говорит Сандугаш Кушербаева. – Другое дело, что у многих учредителей нет своих крестьянских хозяйств, нет пастбищ. Это просто физические лица, которые захотели организовать кооператив. Думаю, первое время будут разводить скот на своих частных подворьях. Возможно, общее хозяйство когда-нибудь будет, когда будут деньги. Но когда именно, затрудняюсь ответить. На разведение скота дают максимум четыре миллиона тенге, на молочную продукцию – пять миллионов тенге.

Если честно, Сандугаш тоже новичок в этом виде деятельности – сельским хозяйством профессионально никогда не занималась. Поначалу ей просто предложили заняться документами – она ведь главный бухгалтер ветеринарной станции. Но потом она и сама загорелась этой идеей, и решила включиться в процесс полностью. Посетила семинар в Караганде по этому направлению.

– Когда город увидит продукцию нашего кооператива? – задаю вопрос, волнующий многих горожан.

– Пока не знаю, – честно отвечает Сандугаш. – Для начала участникам надо получить кредиты на закуп скота и его содержание. Так что в этом году нашей продукции на прилавках точно не будет. Возможно, это произойдет в следующем году.

Ситуацию вокруг СПК «Сәт-Қойнауы» комментирует Шолпан Жангаскинова, руководитель Палаты предпринимателей «Атамекен» г. Сатпаев:

– В нашем городе создан пока только один сельскохозяйственный кооператив – «Сәт-Қойнауы». Пока у них в планах только животноводство и мясопереработка. Но собираются выпускать и молочную продукцию. Мы их сопровождаем, подготавливая бизнес-планы, обучая по сертификации бизнеса. Кстати, недавно в Караганде было совещание для руководителей сельскохозяйственных кооперативов. Мы отправили на него и Сандугаш, чтобы она узнала как можно больше по этому направлению. Потому есть некоторые нюансы в части кредитования.

– Какую конкретно цель участники ставили перед собой, объединяясь в кооператив?

– Если честно, они организовались для получения кредитов на развитие производства. Сумма в этом случае приличная, до четырех миллионов тенге. Есть и скидка по налогам в 70%. Кроме того, со стороны государства сельхозкооперативам предусмотрены субсидии. Правда, только в том случае, если есть производительность. У нашего кооператива этого пока нет.

– Но все, что зависело от вашей палаты, вы сделали?

– Да. Консультативная, обучающая, юридическая помощь и помощь в разработке и написании бизнес-планов была оказана в полном объеме. Безвозмездно.

– Как Вы думаете, будущее у этого кооператива есть, если у них нет даже офиса как такового?

– Если они начнут и будут работать по заявленному направлению, то безусловно – будущее у них есть. Потому что приоритеты слишком хорошие, чтобы от них отказываться. Но для этого они должны не просто скооперироваться, а очень хорошо скооперироваться – чтобы у них появилась общая база: убойный цех, мясо и молокоперерабатывающие цеха, чтобы корма и ГСМ закупали сообща. Сейчас, повторяю, ничего этого у них нет. Сейчас они работают вразброс: каждый держит свое хозяйство, и каждый только своим хозяйством и занимается.

– В чем, на Ваш взгляд, причина всего этого?

– Мне кажется, они еще не готовы работать сообща. Каждый по-прежнему тянет в свою сторону. Это плохо. Так они больше теряют.

– И они, как продавцы, и горожане, как потребители. Взять ту же недавнюю ярмарку «Ауыл Береке 2017». Сельхозпроизводители жаловались, что не могут регулярно выходить на рынок города просто потому, что слишком велики расходы на ГСМ. Поэтому им проще все скинуть по сходной цене перекупщикам. СПК, действуй его члены сообща, мог бы решить эту проблему. Ведь не секрет, что на так называемой «социальной» ярмарке цены зачастую выше, чем в магазинах города!

– Вы правы, я сама была свидетелем, когда накануне у сельхозпроизводителя перекупили все по низкой цене, а на следующий день, в субботу, продали, завысив значительно. Но проблески все же есть: наша палата предпринимателей создает площадку, где товаропроизводитель будет привозить свой товар на базу напрямую, без посредников. Это позволит значительно снизить цену. Но все равно, по пути сельхозпроизводителя могут перехватить перекупщики. Так что и это не полноценный выход. Сельхозпроизводитель должен быть состоявшимся, чтобы у него был и транспорт, и возможность доставить свой товар до места назначения.

– Сейчас одиночным сельхозпроизводителям невыгодно возить товар. И здесь эту проблему мог бы взять на себя СПК. И выходить со своей продукцией на ярмарки хотя бы раз в месяц. Это бы решило многие проблемы.

– Согласна. Тем более, что выйти на ярмарку не так-то и просто: нужны заявка, документы, разрешение, заключение ветеринарной службы и так далее. А ведь у того же фермера нет столько свободного времени, ему работать надо. И здесь вмешательство СПК было бы актуальным. Кооператив взял бы на себя все эти процедуры. Но я думаю, когда-то все это будет. Просто люди должны понять, что перспектива всегда выгоднее, чем сиюминутная выгода, которая сейчас есть, а завтра ее нет. Что сначала надо работать, а потом уже зарабатывать. Правда, такие предприниматели у нас все же есть. К примеру, один из них хочет открывать консервный завод. Вся база у него есть. Осталось только построить здание и закупить оборудование. Он готов централизованно закупать у производителей мясо. Вот если бы он еще вошел в СПК, было бы вообще замечательно. Мы ему, кстати, готовим бизнес-план. Ему надо 18 миллионов тенге по продуктивной занятости. Залоговое имущество у него имеется.

– Это просто замечательно.

– Да. Потому что сейчас мы, прежде чем помочь, пристально смотрим на кредитные истории. Многие предприниматели, желающие открыть производство, почему спотыкаются? Потому что у них плохая кредитная история. Вроде и проект отличный, перспективный, вроде и работать хотят, а банки денег не дают – плохая кредитная история в прошлом. Все. Удар по рукам такой, что редко у кого хватит сил оправиться.

– В нашей области много сельскохозяйственных кооперативов?

– Свыше семидесяти – молочных и мясных. Но реально работают, это по официальным данным, только пятнадцать. Главную причину я уже озвучила выше: волокита с оформлением документации, строгие требования к имуществу и хорошая кредитная история. Тем не менее, в этом году на кредиты кооператоры закупили 8 тысяч голов скота. Более заметный эффект от сельхозкооперации ожидается в следующем году.

– Спасибо!

Евгений Ванюшов.
Фото автора.

Комментарии закрыты.