Вот те напасть – дом готовится упасть

В редакцию пришла женщина. Переминаясь с ноги на ногу и нервно теребя сумочку, попросила о помощи:

– Наш дом может рухнуть в любую минуту. Если нас не переселят в ближайшее время, мы можем погибнуть под завалами. В глазах у нее блестели слезы.

Несмотря на героические старания строителей шестидесятилетней давности, многие двухэтажные многоквартирные жилые дома потихоньку начинают приходить в негодность. Один из таких домов — № 78 по проспекту академика К.И. Сатпаева, в четвертой квартире которого проживает семья пожилой Асантай Науановой. Переехали они сюда в 1996 году, купив квартиру. Заплатили все долги по ней. Но спустя три или четыре года платить перестали – никто из соседей в КСК не платил «не за что». Впоследствии дом признали «бесхозным», но Науановы время от времени продолжали погашать эксплуатационные долги – квартире требовался ремонт сантехники, а без погашения долгов никто за это не брался. Правда, квитанции почему-то им не давали. Но не в этом суть.

– Главная наша проблема – дом рушится, – говорит Кунторы, дочь Асантай, обратившаяся за помощью в нашу газету. – Квартира уже признана аварийной: достаточно соседям сверху включить стиральную машинку, у нас начинают ходить ходуном все стены. Младшая дочь в такие минуты забивается под стол. Мама стоит первой в очереди на жилье в категории «аварийные дома». Мы своими силами поддерживаем дом: замазываем щели в постоянно заливающемся от разлива талых вод фундаменте снаружи, нанимаем подрядчиков укреплять стены, одно время спиливали рядом стоящие деревья, чтобы не рухнули на дом. Мы боимся, что дом может рухнуть в любую минуту. Нам нужно другое жилье. Если не верите, пойдемте со мной, сами убедитесь.

Мы поверили сразу. Но пошли. Квартира на первом этаже. На первый взгляд, ничем не отличающаяся от себе подобных. При ближайшем рассмотрении становятся заметными трещины по всем стенам, сквозь которые, если присмотреться, можно увидеть улицу.

– Замазываем их постоянно, даже снаружи. Но что толку, если дому свыше шестидесяти лет и его постоянно заливает талыми водами? Он рушится буквально на глазах. Больше всего я боюсь за свою маму и детей. Помогите. Пусть нас переселят хотя бы в общежитие.
Мы знаем, что строительство жилья для очередников в последнее время было заморожено – все силы город бросил на скорейшее переселение жителей поселка Жезказган и близлежащих населенных пунктов. Но ситуация с семьей Науановых слишком серьезная, чтобы оставлять ее без внимания. Идем в городской акимат.

Комментирует Бауыржан Досжан, заместитель акима города Сатпаев:

– Да, Асантай Науанова стоит первой в очереди на жилье. Кстати, их квартира – единственная в доме, которую признали аварийной. Но беспокоиться им не о чем: в этом-следующем году будет сдан в эксплуатацию 56-квартирный дом. Так как ее мама стоит в очереди первой в своей категории, она будет переселена в этот дом.

Всего на сегодняшний день в очереди на жилье стоят 1796 человек. Все очередники разделены на четыре категории: 1-я – социально-уязвимые слои населения – 1110 человек, 2-я категория – работники государственных органов и бюджетной сферы – около 600 человек, 3-я категория – дети-сироты и оставшиеся без попечения родителей – 258 человек, 4-я категория – пострадавшие в результате стихийных бедствий, проживающие в аварийном жилье – 11 человек. Так что, когда сдается дом, жилье распределяется между категориями очередников пропорционально, исходя из количества очередников в каждой: в нашем случае 1-я категория получит 70% квартир, остальные 30% разделят между собой оставшиеся три категории.

Евгений Ванюшов.

Комментарии закрыты.