«САТПАЕВ – СВЕТЛАЯ, СЧАСТЛИВАЯ ЧАСТИЧКА МОЕЙ ЖИЗНИ»

Санитарноэпидемиологическая служба нашего города вполне может гордиться преданными своему делу людьми, такими как Болат Кундакбаев, Берик Смаханов, Гаухар Жалмурзина, Шолпан Сулейменова. Их опыт бесценен, они вносили и вносят неоценимый вклад в общее благополучие здравоохранения города. Но, похоже, ряды этих опытных и замечательных специалистов начинают редеть. К себе на родину уезжает Шолпан Шаймардановна Сулейменова. Поговаривают и о других переменах… С каким чувством уезжает человек с насиженного места? Что приобрел он здесь и какой след оставляет на той земле, где прожил много лет? Об этом и о другом перед отъездом мы поговорили с Шолпан Шаймардановной СУЛЕЙМЕНОВОЙ.

– Родилась я в Костанае, закончила там школу. Первое медицинское образование получила в Костанайском медучилище, – вспоминает она, – после его окончания в 1981 году приехала в Жезказган на трехлетнюю отработку. В Жезказганской областной санэпидемстанции была помощником санитарного врача.

После отработки вернулась в Костанай и через год поступила на санитарно-гигиенический факультет Карагандинского мединститута. Закончив вуз, вышла замуж и вернулась на жезказганскую землю. По своей специальности работала в Жезказгане и после реорганизации Жезказганской области в 1997 году перешла в промышленный отдел Сатпаевской СЭС. С 2007 года являюсь главным специалистом эпидемиологического отдела УГСЭН по городу Сатпаев.

Это очень серьезный отдел, где нужно учиться всю трудовую жизнь. Я всегда вспоминаю слова Айши Балабековны Сагидуллаевой, которая в эпидемиологии проработала более 30-ти лет: «я училась до последнего дня перед выходом на пенсию». И это действительно так. В этом отделе надо учиться каждый день, каждый год. Почему? Потому что меняется жизнь, отношение людей к жизни, и, соответственно, меняются и инфекции. В свое время мы вместе с Гаухар Шариповной проводили изучение влияния окружающей среды на жизнедеятельность человека, в частности, на развитие заболеваний глаз, дыхательных путей. Мы пришли к выводу, что наши промышленные объекты, вода, которую пьем, влияют на структуру и течение заболевания. У нас очень большой процент людей с заболеваниями верхних дыхательных путей, много случаев заболеваемости аллергией не только от пыли, но и от того, что они едят и в какой атмосферной среде живут.

В эпидотделе изучаются инфекционные заболевания, которые могут вызвать массовость вовлечения в эпидемиологический процесс большее число людей. У нас не было такого массового распространения инфекционных заболеваний и, думаю, что это благодаря кропотливой работе санитарной службы города, которая малой численностью делает большую работу.

– Санитарная служба всегда находится на переднем плане здравоохранения, вы находитесь в постоянном напряжении. Не надоедает, не устаете от такой работы?

– Я с детства хотела быть медиком. Играя с куклами, пыталась их лечить, жалела. Не могу сказать, что медицина – это наследственное. Помню, когда мы были детьми, мама сама нас лечила. Мы никогда не лежали в больнице. В годы войны наша мать работала санитаркой в тыловом госпитале. Видела смерть людей, стойко перенесла все тяготы военного времени. Это тоже отложилось в моей памяти.

Почему я выбрала именно санитарию, а не лечебное дело? Наверное, у меня такой характер: мне жалко людей, не могу смотреть на их страдания. Хотя я знаю, через боль приходит улучшение. Если хирург делает операцию и режет, то после этого придет исцеление. Поэтому у хирурга, да и у любого лечащего врача, жесткость сочетается с пониманием того, что он лечит. Я все-таки от медицины отдаляться не хотела и поэтому пошла в санитарную службу. Ведь работа и лечебного врача, и санитарного врача служит одной цели – стоят на страже здоровья человека.

– Расскажите о своих коллегах, с которыми вы вместе уже в течение 30-ти лет.

– Я упомянула Айшу Балабековну. Этот человек – кладезь доброты, понимания и профессионализма. То же самое можно сказать о Гаухар Шариповне. Кроме профессиональных качеств, она добрейшей души человек, верная подруга. Когда мне было трудно, она находилась рядом, я чувствовала ее понимание и ощущала поддержку.

С Болатом Мухамедиевичем мы работаем с 1981 года. Я многому у него научилась. Самое главное – ответственному отношению к порученному делу. Он никогда не перекладывает на плечи других то, что он может сделать сам. То ли это воспитание или свойство характера. Порой на него мы перекладываем многое, зная его добродушность и высокий профессионализм.

Вся моя сознательная жизнь прошла здесь, на жезказганской земле. Я работала с людьми, на которых могла положиться. Хотя и люди меняются, и отношение их к каким-то вещам. В целом у нас работоспособный коллектив. Многие ушли и уходят, нет нового вливания, мало молодежи. Есть дефицит кадров. Впрочем, это общая проблема для медицины.

– Вот и вы нас покидаете, переезжаете в Костанай. Если не секрет, в чем причина вашего отъезда?

– Нас в семье было шестеро человек. Осталось трое. Родители ушли из жизни, затем умерла младшая сестра. Не знаю, то ли это приходит с возрастом, то ли ностальгия, но за последние годы меня тянет домой, в Костанай. Говорят, жить начинать никогда не поздно. Думаю, и в 50 лет можно начинать новую жизнь.

– Ваша семейная жизнь ведь сложилась здесь?

– Родители моего мужа живут здесь с 1954 года. Дети родились на жезказганской земле. С мужем Сабитом Батаевичем я познакомилась в 1981 году. Соединились мы после 8-ми лет нашего знакомства. Супруг 25 лет прослужил в органах внутренних дел в Жезказганском поселковом отделении Сатпаевского ГОВД. Сейчас в отставке. Он пожертвовал своей карьерой ради нас, ради семьи. Я благодарна ему за все то, что имею, чего я достигла. Благодарна ему и его семье, родителям, его братьям и сестрам за уважение и любовь.

У нас есть любимая дочь – Амина. Она сейчас заканчивает Карагандинский экономический университет. Что мне в ней нравится, это – ее целеустремленность, и она знает, чего хочет в жизни. Я так думаю, что это воспитание отца. Она, как отец, правильно строит отношения с людьми, у нее есть умение слышать и слушать людей. Если ее отец старается где-то быть жестким, то я стараюсь смягчить наши отношения.

– Шолпан Шаймардановна, женское счастье… В чем оно?

– Женское счастье, ощущаешь тогда, когда тебя понимают, пусть это будет на работе, или в семье. Это – тепло и уют в доме, когда уходя из дома спешишь вновь вернуться. Сейчас уже готовой выехать в другой город, я спрашиваю у мужа: «Сабит, а были ли мы счастливы здесь, в этом доме?». Он говорит уверенно: «Да!». Его понимание и поддержка, моя терпеливость и терпимость сохраняли в нашем доме теплый семейный очаг. По гороскопу я рак, а раки в большинстве своем домочадцы. Они любят и стараются сохранять тепло в доме. Это нам удавалось. В этом, наверное, и есть счастье. Поэтому, думаю, женское счастье во всем светлом, что ее окружает. Женщине всегда хочется тепла, внимания, любви и достатка.

– Вообще, вы счастливая женщина?

– Конечно, для счастья всегда чего-то не хватает. А вообще-то я благодарна судьбе, что вот так сложилась, жизнь что встретила любимого человека. Я пришла в семью мужа уже вполне взрослым человеком. Там я не видела ни плохого отношения, ни отчуждения. Хочу сказать спасибо нашей маме – моей свекрови. Ей сейчас за 80 лет. Ее сила духа, сила сохранения семьи, ее влияние на семью, на детей – это многого стоит. Братья и сестры супруга меня уважают и любят. В этом тоже состоит женское счастье.

– Чего бы вы хотели пожелать своим сатпаевским коллегам?

– Без малого 30 лет радовала меня жезказганская земля своим радушием, теплотой, подарила мне семью, любимую работу. Конечно, всякое бывало. Если были трения, споры с коллегами, то это касалось только работы, за таковые прошу прощения.

Желаю коллективу санитарной службы города Сатпаев надолго оставаться в таком же составе, благополучной ситуации в здравоохранении, силы духа и удачи. Пусть в их семьях будет порядок, душевное тепло, благосостояние, и, конечно же, желаю здоровья и долголетия. Сатпаев всегда останется светлой частичкой моей жизни.

Беседовал Мади АЛЬЖАППАРОВ.

Комментарии закрыты.