ДРУЖБА, ПРОВЕРЕННАЯ ВРЕМЕНЕМ

В памяти нашей семьи, а все, что я знаю, слышала от своего дедушки, Каныш Имантаевич Сатпаев – первый президент АН Казахской ССР, первый дипломированный геолог Казахстана, ученый, открывший несметные богатства Улытау-Жезказганского региона, остался светлой, яркой личностью, и, несмотря на свою значимость, коммуникабельным и простым в общении человеком.

С Канышем Имантаевичем мой нағашы-ата Абдрахман Токтыбаев, воспитавший меня и заменивший в детстве отца, дружили долгие годы, в продолжение 34 лет. Поэтому я знала из рассказов деда, что Сатпаев был не только большим профессионалом, грамотным специалистом, руководителем, уважаемым человеком, но и надежным товарищем и другом. «Қанеке» – только так, а не иначе Абдрахман Токтыбаевич называл уважительно своего старшего товарища. И столько трепета, любви, благодарности вкладывал в это имя, когда произносил его! Я вначале, когда только слышала разговоры взрослых и они не касались лично меня, просто думала, что этот человек, про которого в данный момент говорят, приходится нам самым близким родственником или старшим братом дедушки. Как ни странно, но, обращаясь к деду, который был на 14 лет моложе, Қаныш-аға, тем не менее, говорил уменьшительно-уважительное, но очень приятное на слух, «Әбе».

В детстве никак не могла понять, почему для дедушки существовали в жизни два человека, которых он буквально боготворил. Один из них – Иосиф Сталин, «Стеке», другой – Каныш Сатпаев. Сейчас, уже с высоты своих лет, я понимаю, что первый был для моего дедушки – «папы», как я называла его, не зная, что являюсь ему не дочерью, а внучкой – кумиром, человеком-гигантом, с чьим именем на устах в далеком 1945-м советские воины одержали великую победу в страшной войне, второй же – тоже был ему вроде идола, человек, который встретился на жизненном пути и, можно и так сказать, вел по жизни. Благодаря Канышу Имантаевичу папа стал больше тянуться к знаниям, задумался о своем будущем, поступил в ряды первых студентов Казахского горно-металлургического института, вернулся в родные края и смог реализовать себя как грамотный горный инженер, руководитель производства, стать управляющим ДМРУ – Джездинского марганцевого рудоуправления.
В книге Медеу Сарсеке «Сатпаев» из серии «Жизнь замечательных людей» мы читаем: «В совещании участвовал молодой инженер-горняк Абдрахман Токтыбаев, работавший в то время начальником участка Джездинского рудника. В тот же день, несмотря на поздний час, Каныш Имантаевич провел в конторе геологов второе совещание. Это было, скорее не совещание, а доверительный разговор единомышленников.
– Абе, – по своей давней привычке Сатпаев обратился к гораздо более молодому, чем он сам, Токтыбаеву в уважаемой форме. – Я пригласил вас, молодого горняка, с той целью, чтобы вы побольше намотали на ус и узнали о перспективах родного вам рудника Джезды. Спасибо, что пришли… Но я удивлен вашим сегодняшним поведением. Почему вы не участвовали в дискуссии? Целый день будто в рот воды набрали. Разве вам не дорога судьба родных мест?
По натуре тихий и не очень-то любящий ввязываться в споры Абдрахман Токтыбаев изменился в лице, покраснел до ушей. Но молчал, не зная, что ответить уважаемому Каныш-ага…
– …Я вас, Абе, хотел бы послушать. Ведь уже второй год работаете? Что вы вынесли из этой дискуссии?
Токтыбаев уже понял, к чему клонит Каныш-ага. Он думал не только о сегодняшнем дне Джезды…
Абдрахман Токтыбаев был уроженцем улутауских степей. Окончил в Карсакпае школу ФЗУ, затем работал в шахтах Джезказгана, позднее как активный комсомолец и производственник поехал учиться в Казахский горно-металлургический институт. После его окончания (это было уже в 1940 году) был направлен в Киргизию, на рудник редких металлов. Отсюда … его перевели сюда, опять не без вмешательства Каныша Имантаевича… Выходит, не зря он принял участие в судьбе Токтыбаева, у него был дальний прицел…
– Я понял вас, Канеке, опыта у меня маловато, а подводить вас я не могу. Дело-то очень ответственное!
– Опыта у тебя действительно немного, – задумчиво проговорил Каныш Имантаевич. – Но если учесть то, что ты приобрел здесь, да до этого кое-что повидал, – немало получается. Нет, Абе, ты достаточно зрелый человек, к тому же, закаленный на производстве. Не красит джигита, когда в тридцать лет он говорит о себе: я еще зеленый, неопытный. Таким, как ты, нашим преемникам, предстоит и дальше осваивать богатейшие недра джезказганского края…».
Британский писатель, публицист, историк и философ Томас Карлейль сказал когда-то выдающуюся фразу: «Величие великого человека состоит в том, как он обращается с маленькими людьми». В работе и жизни Абдрахман Токтыбаевич во всем был похож на своего старшего товарища, авторитетного, мудрого наставника, который был примером во всем: в трудолюбии, отзывчивости, человечности, образованности. Работе папа посвящал много времени, болея всем сердцем за каждый участок большого производства. Люди шли к нему с любым вопросом, и он старался помочь каждому… Он был простым в общении, понимал шутки, юмор. Не забывал поздравить коллег и подчиненных с праздниками, днями рождения. Словом, все проявлялось в моем сознании и наяву, как через копирку: то, что слышала от него самого о Қанеке, присутствовало постоянно со мной и в нашем доме.
В семейном архиве особое место занимают книги, рукописные материалы, имеющие отношение к самому Қанеке или к его семье – книги с дарственной надписью Таисии Алексеевны Сатпаевой, фотографии, воспоминания. В том числе, и фотографии, на которых запечатлены моменты встречи с писателем М. Сарсеке (на фото) во время его рабочих командировок по сбору материала для написания книги о Сатпаеве. Бережно сохранился номер (на фото) республиканской газеты «Қазақ әдебиеті» от 6 февраля 1964 года, первая полоса которой посвящена траурному событию – смерти академика К.И. Сатпаева. Для меня, как для внучки друга и единомышленника Қанеке, будет огромным счастьем опубликовать воспоминания дедушки, написанные им самим о знакомстве и многолетней дружбе с Канышем Имантаевичем. Думаю, это произойдет в скором времени.
«Море жизни, как и любое море, обкатывает маленьких и слабых, обращая в песок, в пыль, но если это огромные гордые утесы, то даже мощные волны вынуждены в бессилии отступать…Всем ветрам и волнам назло эти глыбы как бы говорят: «Мы, высокие, будем стоять!». Таких – высоких – в каждом народе единицы, и им дано вписать в историю отечества свою страницу», – эти слова казахского писателя, лауреата Государственной премии Сабита Досанова, как нельзя кстати характеризуют личность Каныша Имантаевича Сатпаева, показывают, какой титанической и гигантской глыбой был и остается в веках этот выдающийся человек, проживший нелегкую, но интересную на события жизнь, сыгравший неоценимую роль в судьбе страны и оставивший неизгладимый след в судьбах многих десятков и сотен людей, таких, как мой дед, до последних своих дней гордившихся дружбой с ним.

Айгуль ТУТЕЕВА.
Материалы из семейного архива.

Комментарии закрыты.