САМООТВЕРЖЕННЫЙ ТРУД НА БЛАГО РОДИНЫ

В этом году отмечается 74-летие Победы в Великой Отечественной войне. И сегодня, с высоты пройденных лет, стоит особо отметить, что в этой победе есть и большая заслуга, неоценимый вклад ученого-геолога, первого президента Академии наук Каз.ССР К.И.Сатпаева. Он сумел мобилизовать ресурсы Казахстана на нужды фронта. В том числе, по его инициативе открыт в годы войны рудник по добыче марганцевой руды в окрестностях Жезды, что является ярким подтверждением проявления величия, патриотизма и самоотверженного труда на благо Родины. Вспоминается это и в связи с тем, что празднование 120-летней годовщины со дня рождения одного из величайших ученых 20-го столетия совпало с 75-летием с момента присвоения Жезды официального статуса поселка городского типа.

Из истории известно, в первый год войны немцы захватили Никопольское в Украине и Чиатурское в Грузии месторождения, где добывали марганец, необходимый для получения высокопрочной стали для танков. Это практически полностью остановило добычу марганца в СССР, так как эти два месторождения давали 91,6 процента марганцевой руды Советского Союза. Встал критический вопрос о поиске новых марганцевых месторождений. В январе 1942 года собрался Государственный комитет обороны: страна находилась в критическом состоянии. Не будет марганца, не будет победы. Каныш Имантаевич предлагает разработку открытого им Жездинского марганцевого месторождения. Это стало спасением!
Являясь членом Всесоюзной комиссии по использованию ресурсов Сибири и Казахстана, а также руководителем Казахстанского филиала АН СССР и директором Института геологических наук, он все сделал, чтобы оборонная промышленность страны была обеспечена стратегическим сырьем. Все ведущие специалисты советской страны, находящиеся в Казахстане, были вовлечены в работу на оборону. В 1942 году была получена шифрованная телеграмма, обязывающая геологов срочно найти месторождения марганца, требовавшегося для выпуска броневой стали. В тот же день в Дом правительства пригласили всех геологов и ученых, находившихся в Алматы, и дали срочное задание: к утру следующего дня прийти с готовыми предложениями. Какого же было удивление собравшихся специалистов, молчаливо сидевших в зале, когда с места поднялся их коллега К.И.Сатпаев и заявил, что нужная для фронта ферромарганцевая руда в достаточном количестве имеется в местечке Жезды, на расстоянии 45 километров от станции Жезказган. Началась проверка рудных образцов нового месторождения, началась подготовка к добыче руды, не прерывавшаяся ни на минуту, круглые сутки. В течение 38 дней все необходимые работы по организации рудника были сделаны, и Жездинский рудник начал давать марганец.
Очень скупая информация дана в википедии, здесь мы читаем: «Жездинское месторождение – месторождение марганца, расположенное в Улытауском районе Карагандинской области Казахстана, в 40 км от Жезказганского месторождения меди. Открыто в1941 году. Разведка и промышленное освоение месторождения были начаты под руководством видного советского учёного-геолога Каныша Сатпаева. В1942 году вблизи месторождения возник посёлок Жезды. Тогда же была отгружена первая партия добытого марганца. Разработка Жездинского месторождения имела принципиальное значение для СССР в годы Великой Отечественной войны, поскольку к 1942 году в результате немецкого наступления был потерян Никопольский марганцеворудный бассейн и нарушена железнодорожная связь с расположенным на Кавказе Чиатурским месторождением. В годы войны Жездинское месторождение выдавало более 70% всех марганцевых руд страны». Это означает, что 7 из каждых десяти тонн марганца в годы войны были получены на этом месторождении.
Если вспомнить, с чего началась история разведки жездинского марганца, исторические справки и документы говорят, что еще в 1928 году, ведя разведку на флюсы для Карсакпайского медьзавода, Каныш Имантаевич обнаружил в Жезды поверхностные появления богатых по содержанию браунитовых (марганцевых) руд.
«Неожиданно начавшаяся война застала врасплох: многие ученые растерялись, не представляя, как поступить в создавшейся ситуации…Только что основанному учреждению (Институт геологических наук в Алматы был основан незадолго до начала Великой Отечественной войны – прим. авт.) пришлось с ходу перестраиваться на военный лад, организовывать всю свою исследовательскую работу с учетом нужд обороны страны», – написано в книге Медеу Сәрсеке «Сатпаев». Так что, имея в виду результаты собственных изысканий, сделанные немногим ранее, в начале войны, уезжая в Алматы, Сатпаев поручает провести до наступления зимы активную разведку в Жезды на марганец как важнейшее стратегическое сырье. В этой же книге читаем далее: «…всего за годы войны институт организовал своими силами более 160 научных экспедиций. Большинство из них занимались поисками новых месторождений по заказам военной промышленности… В результате всех предпринятых усилий, несмотря на трудности военного времени, Институт геологических наук быстро становится в ряд солидных научных учреждений академии».
Уже в апреле на берегу небольшой степной речушки Үлкен Жезді появились первые палатки и строения из фанеры. Здесь поселились первостроители рудника. 12 апреля 1942 года, в день рождения К.И.Сатпаева, первые грузовики с марганцевой рудой были отправлены из Жезды. Это было самым дорогим подарком имениннику. 25 апреля 1942 года вышел приказ народного комиссара черной металлургии СССР «Об организации добычи марганцевой руды Жездинского месторождения Казахской ССР». Уже в мае свыше двухсот грузовых машин начали перевозку строительных материалов и оборудования, а возвращались с кузовами полными руды. Доразведка запасов месторождения, строительство рудника велись одновременно с добычей марганцевой руды.
Первостроителями Жезды были рабочие и служащие, эвакуированные из Кривого Рога и Липецка, буровые мастера и рабочие Жезказганской геологоразведочной партии, жители из Байконура и ближних аулов. Жили они в первое время в юртах, палатках, фанерных бараках с нарами. Строительство и эксплуатация рудника поначалу велись без проектов и смет. Руду первоначально добывали вручную кайлами и лопатами, грузили в кузова автомобилей носилками. Руду отправляли на машинах, которые отвозили ее на 22-й разъезд, а оттуда по железной дороге на Урал. Тут же, параллельно и навстречу в Жезды тянули железнодорожную ветку. Для вывоза жездинской марганцевой руды Комитет обороны выделил из фронтовых фондов необходимые средства.
С июля рудник перевели на производственный график добычи, такое в истории советской промышленности было впервые. Предстояло добывать и вывозить по 15 тысяч тонн руды ежемесячно. Это сразу же повысило производительность доменных печей на уральских танковых заводах. Что примечательно, с запуском жездинского месторождения по добыче марганца вместо обещанного фашистами марганцевого голода и падения производства нашим танковым заводам удалось увеличить запуск броневой стали аж в 3 раза!
«12 июня 1967 года Жездинский рудник отмечал свое двадцатипятилетие, – завершая главу «Жездинская быль», пишет М.Сәрсеке. – На торжественном собрании выступил ветеран рудника, его директор Абдрахман Токтыбаев: «Помню тяжелый сорок второй год… Титаническую работу нашего коллектива, добывающего драгоценное стратегическое сырье для фронта, для победы! Какие трудности пришлось преодолеть первопроходцам-геологам, нашему замечательному ученому Канышу Имантаевичу Сатпаеву, чтобы неизвестное, затерянное в степях Казахстана месторождение превратить в мощный центр добычи марганца. Неоценим вклад Жезды в дело победы!.. Сбылись пророческие слова …Каныша Имантаевича. Он, шутя, говорил нам, тогда еще молодым инженерам: «Хотя Жезды не полководец, кующий победу в сражении, но он храбрый и славный солдат, делающий эту победу реальной!..»
В своей статье академик С.Покровский отмечает: «К.И.Сатпаев со своей страстью ученого боролся за дело над врагом. В своих многочисленных выступлениях он призывал к самоотверженной борьбе за честь, свободу и независимость Советской Родины… так, в своем выступлении на антифашистском митинге народов Средней Азии в Ташкенте 31 января 1943 года он говорил: «Я призываю вас, не жалея своих сил и времени, трудиться для блага Родины, чтобы в кратчайшие сроки мобилизовать все ресурсы наших республик, превратить их в самолеты, танки, пушки и этим ускорить победу над опаснейшим врагом… Вместе со всеми трудящимися Каныш Имантаевич радостно встретил День Победы. Он писал: «Наступил великий праздник – День Победы над кровавым фашизмом, безумно пытавшимся обречь человечество на рабство, объявившим науку и культуру вне закона… Слава героическому советскому народу!».
Стоит отметить, что К.И.Сатпаев за заслуги перед Отечеством в годы ВОВ был награжден орденом Великой Отечественной войны второй степени. Но разве это награда соизмерима с тем подвигом, что совершил он во имя спасения Родины! Воистину, Каныш Имантаевич Сатпаев для всех нас – представителей казахстанцев нынешних и последующих поколений – является по праву примером одержимости в науке, беспримерного героизма и патриотизма, высокого гражданского самосознания, самоотверженного труда для блага Родины, ярчайшим примером того, как надо жить, в беззаветном служении, для своего народа.

Айгуль ТУТЕЕВА.

Комментарии закрыты.