Уникальные – рядом

Творчески одаренная и профессионально ответственная. Бард и певица. Автор и исполнитель собственных песен и известных хитов. Обладатель семи Гран-при и несчетного количества – свыше пятидесяти – призовых мест в областных, республиканских и международных фестивалях. А еще молодая, жизнерадостная и влюбляющая в себя с первого взгляда. И как, скажите, как при столь внушительных достижениях, она – эта удивительная женщина – до сих пор не на большой сцене с миллионами поклонников у своих ног?

За ответом на этот вопрос мы отправились в поселок Жезказган, на шахту № 31, а точнее – в ТОО «Рудсервис-К», где Инна БАЙГУЗИНА – да, речь именно о ней – трудится… простым кладовщиком.

– Инна, как?!

– Женя, Нурия, не знаю! Хотя нет, знаю. Вернее, догадываюсь… Да, зовут постоянно. Езжу по фестивалям и конкурсам, в том числе ближнего зарубежья, и именитым. В Ю-тубе меня много…

– Так в чем же дело?

– Была у меня возможность быть на большой сцене. Но… Я к этому не готова. Слишком много грязи. Тут надо выбирать между душой и грязью. Для меня дороже душа.

– Звучит несколько странно и неопределенно, и в чем-то даже пугающе.

– Поясню на конкретном примере. Была я на Грушинском фестивале, это в России, Самара. Видела, как отсутствие признания ломает людей, даже достаточно именитых, пишущих для большой сцены, которые уже свои школы имеют. Понимаешь, для тех, кто вкладывает в творческих людей деньги, собственно людей-то и нет. Не существует. Есть только те, кому они платят, и те, кто платит им. То есть, некие абстрактные величины. Все. И ни с кем, кроме себя и более крутых, они не считаются. И это их обычная жизнь. И когда они отвергают тех, кого еще недавно кормили, что называется, с руки, это страшно. Отвергнутые становятся… словно сомнамбулы, весь мир вокруг перестает для них существовать, они словно дуреют, готовы на себя руки наложить… Так вот, я была свидетелем одного такого эпизода, когда одну знаменитость-именитость «отодвинули»: дальше первого тура не пропустили. Эта знаменитость-именитость моментально словно в транс вошла. И пошла в лес. По колено в лужах. С опущенными плечами. До сих пор вижу этого человека, безвольно уходящего вдаль… Я бы так не смогла. Я к такому не готова. Я воин по жизни. Я делаю, и люблю это. Да, иногда хочется взять, да и «выстрелить»: прорваться на большую сцену, примерить на себя «звездный прикид» и уйти, красиво уйти. Но… А зачем мне это? Душевное равновесие дороже.

– У тебя бы получилось.

– Возможно… Там тогда собралось около двух тысяч человек. Несколько прослушек одновременно. Куплет плюс припев. Я попала на прослушку к председателю жюри. В итоге спела семь песен. Зрители, в том числе и участники, кричали членам жюри, что если меня отбракуют, они ни в жизнь больше на этот фестиваль не приедут.

– Но ты, догадываемся, не прошла.

– Но я не прошла. Потому что, не только я так думаю – многие, организаторы заплатили за других. Да, везде деньги. И деньги огромные. А списки были подготовлены заранее. Откуда знаю? Списки были распечатаны на цветном принтере, а на фестивале его не было. Я специально до этого искала цветной принтер, хотела благодарственное письмо распечатать в цвете. Увы, не нашла. Только черно-белая печать. И когда на следующее утро увидела цветные списки, сразу все поняла. Просто рассмеялась, и смеялась долго.
Но я выходила на большую сцену. В Алматы. Это реально меняет. И меняет в худшую сторону. Я тогда даже испугалась себя…

– Почему?

– Потому что мне это в какой-то мере даже понравилось.

– Инна, ты ведь не потомственный бард?

– Нет. Конечно, нет. Если бы не случай, не знаю, связала бы свою жизнь с гитарой или нет. Я тогда еще девчонкой была, 12-13 лет. Услышала, как кто-то играет на гитаре песню, «Махаббатым нәр бeрдi». Играет так, что аж мурашки по коже от удовольствия! И я загорелась. Захотела выучить эту песню именно на гитаре. Я жила тогда в Жамбылской области, поселок Акбакай, хотя родом я с Айнабулака, Карагандинская область. В общем, я заболела этой песней. Спать не могла, так хотела сыграть её на гитаре. Но для начала надо было научиться играть на гитаре вообще. А где гитару взять? У нас в семье никто на гитаре не играл. И тут у моего старшего брата появляется гитара, что на него тогда нашло, не знаю, но только он купил гитару и стал понемногу на ней играть. А я смотреть и учиться. Правда, он не разрешал мне заходить в его комнату, никогда. Так я наблюдала за ним через… замочную скважину. А когда он уходил на работу, я перелазила в его комнату через форточку, и пыталась играть. Сначала на одной струне, потом на двух.

Внимательно смотрела выступления певцов по телевизору, следила, какие они берут аккорды. Так что, ответ на вопрос «кто меня учил играть на гитаре?» прост: никто, сама училась вот таким вот образом.

– И доучилась до того, что сейчас уже сама сочиняешь и исполняешь песни, участвуешь в фестивалях и конкурсах, удивляешь новыми песнями и берешь Гран-при. Кстати, стихи писать начала тогда же?

– Нет, раньше, когда училась в 4-ом классе. Это уже здесь, в поселке Жезказган. Даже две грамоты из Москвы получила – писала в «Комсомольскую правду». А в «Артек» – всесоюзную здравницу, куда меня отправляли как одаренного ребенка, я не поехала. Отказалась. Из-за трудного финансового положения семьи.

– О как!.. Слушай, а что это за «Тусовки у Байгузиной»?

– Это то, во что я сейчас вкладываю всю свою душу. Творческие вечера для взрослых. Да, просто творческие вечера для взрослых. А «Тусовкой у Байгузиной» их называют мои друзья. Мне повезло: родное предприятие помогло с помещением, оно всегда меня поддерживает, отпускает, когда надо. Даже гитару мне подарили! В общем, и теперь там, в этом помещении, по вечерам собираются все желающие попеть под гитару, да и просто попеть под караоке, помузицировать, потанцевать, в общем, культурно провести время. Условия просты: вход – 1000 тенге, и все с собой, в смысле что-нибудь поесть, попить (безалкогольное, как правило). Но по большей части, это вечера знакомства друг с другом. В хорошем смысле слова, собирается-то бомонд, но многие не знают друг друга. Из известных и постоянных – Татьяна Вед, Курмет Базаров, Наталья Сергушова, Ирина Боровик.

– Известные творческие личности региона.

– Да, и мне как раз очень хотелось создать место, где могли бы собираться творческие люди, спокойно собираться, не оглядываясь. Да, мысль была сделать это здесь, в Сатпаеве, но не получалось, – те, от кого зависело решение этого вопроса, никак не желали идти мне навстречу. А предприятие поддержало, нашло в Жезказгане помещение. Сейчас многое уже есть: и караоке, и аппаратура, и даже группа есть. Теперь надо думать о концертах. Хочу сделать и продюсерский центр.

– Смело.

– Я ведь не просто так по фестивалям-конкурсам езжу. Глаза всегда держу открытыми. Плюс уже есть кое-какой опыт в этом деле. Я состою в общественном объединении «Ханшайым». Это молодежный культурный центр. Выступают везде. А я деток готовлю, вокал. Они уже выступают, даже призовые места берут!

– Инна, все знают, что вне сцены и без гитары ты очень скромный человек, и что из тебя слова не вытянешь, если это не про творчество. Наверное, именно поэтому ты умалчиваешь о том, что награды у тебя не только за стихи и песни под гитару. В детстве ты занималась в парусном клубе на Капчагае, так? Так. И тебе даже хотелось стать капитаном дальнего плавания. Им ты так и не стала. Но вот двенадцать человек спасла, за что тебя и наградили. Верно?

– Верно. Я действительно одно время занималась в парусном клубе. И действительно хотела стать капитаном дальнего плавания. А что до спасения людей… Мы тогда пошли в сто мильный поход, это обычный, традиционный поход для клуба. Так вот, пошли в поход, да попали в сильный шторм. Нас стало швырять из стороны в сторону. Инструктор вдруг растерялся, бросил штурвал и вцепился в мачту – так точно не утонешь. А я штурвал подхватила, и не дала паруснику перевернуться. Да, диплом об этом есть, если что.

– … Знаешь…

– Что?

– В голове не укладывается. Стихи-песни пишем, на гитаре играем, Гран-при берем, грамоты получаем, продюсерский центр-театр имени себя пробиваем и даже людей спасаем… И – кладовщик!

– Да все нормально! Во-первых, мне это нравится. Во-вторых, коллектив обожаю – он исключительный. А в-третьих, здесь я на своем месте.

– Ну раз так, то творческих и профессиональных успехов тебе, Инна, и безграничных!

– Благодарю!

Евгений ВАНЮШОВ, Нурия ИЛЬЯСОВА.
Фото авторов и из сети Интернет.

Комментарии закрыты.