Душе разнарядка не нужна

Центр волонтерского движения Ассамблеи народа Казахстана, открытый при Доме дружбы нашего города в прошлом месяце, продолжает реализацию задач, поставленных перед ним в рамках четырех основных направлений: «Бірлік» (социальное), «Білім» (образовательное), «Тәрбие» (спортивное) и «Келісім» (медиация). Сегодня наш собеседник – куратор направления «Келісім» Айнаш БЕГИМОВА.

– Моя главная задача и как медиатора, и как куратора одного из волонтерских направлений по медиации – мирить людей, – говорит Айнаш Бегимова, общественный непрофессиональный медиатор. – Правда, в общереспубликанском масштабе, как мне сказали, необходимо, чтобы у каждого этноса в республике и в городе был свой медиатор, чтобы гасить межэтнические конфликты. У нас таких конфликтов в городе, к счастью, нет. Мы все работаем дружно, все уважаем друг друга.

– А что есть?

– За то время, что я работаю непрофессиональным медиатором, а это уже больше двух лет, в нашем городе преобладают в основном семейные конфликты. И даже конфликты между близкими родственниками! Например, как-то сестра с сестрой решили судиться из-за наследственного имущества. Их направили ко мне. И я переговорила с ними. Здесь надо отметить, что я не юрист. Я больше психолог, поэтому подхожу к решению вопроса с психологической стороны: стараюсь достучаться до души человека, скажем так. В данном случае я заставила сестер вспомнить, какими они были в детстве, как защищали друг друга, даже от родителей, прикрывая друг друга. И после этого судиться?! Да как это вообще будет выглядеть?.. В общем, они отказались от судебных тяжб, и все решили полюбовно. Потом они несколько раз приходили на мои тренинги.

– Тренинги по медиации?

– Да. Я их провожу регулярно и в коллективах, и в школах, и в Доме дружбы, и даже онлайн в социальных сетях. Как всем нам и каждому по отдельности найти общий язык друг с другом, не доводя отношения до конфликтов.

– И всегда – в качестве волонтера?

– Да. За свои тренинги, за свою работу по примирению я денег не беру, если вы об этом. Хотя медиаторы в той же Караганде зарабатывают неплохо, так говорят. Причем и профессиональные, и непрофессиональные. Но… Во-первых, город у нас маленький. Во-вторых, люди ведь разводятся, конфликтуют не от хорошей жизни. И если я им скажу об оплате, суну им прейскурант под нос, они просто развернутся и уйдут, и проблема не будет решена. И какая тогда это будет помощь? Есть, конечно, медиаторы-юристы. Они да, взимают определенную плату за свои юридические услуги. Но я-то делаю упор на психологию человека. К примеру, пара хочет развестись. Как правило, первой приходит женщина. Говорит, что её муж «такой, такой и такой». То есть, совсем нехороший человек. Затем приходит мужчина. И говорит, что его жена «такая, такая и такая». То есть, тоже очень нехороший человек. Спрашиваю у обоих, а говорили ли они о недостатках друг друга друг с другом? Ответ: «Нет». Свожу их вместе и заставляю говорить. Сначала ругаются. Через минуту чуть меньше ругаются. Под конец третьей минуты успокаиваются, и тут я вмешиваюсь. Заставляю вспомнить, как они встретились, период ухаживаний, как они строили планы на совместную жизнь, как играли свадьбу и т.д. Говорю им, что все их сегодняшние обиды друг на друга от того, что они не говорят друг с другом, чтобы преодолеть непонимание, что копят обиды в себе. Начинается-то все всегда с мелочей: сегодня муж шоколадку жене не принес, а завтра принес шоколадку, а она уже хочет апельсин, как в том рассказе. Утрирую, конечно. Но таких вот мелочей в конце концов накапливается так много, что супругам проще развестись. Они так считают.

– Но за ум после Ваших с ними бесед берутся?

– Все те, что ко мне приходили, от развода отказались. Даже пара, которая на момент прихода ко мне уже полгода не жила вместе! Теперь вновь вместе. У них четверо детей.

– Вы проводите тренинги в школах. Как реагирует на волонтерство молодежь, готова она помогать, в том числе, как и Вы?

– Молодежь сейчас живет в иллюзорном мире, который она «познает» через смартфон. Реальность же абсолютно другая. Не черно-белая: «где-то там хорошо, а вот здесь плохо». И на все смотрит сквозь призму «монетизации», выгоды. Конечно, в том, что наша молодежь такая, виноваты, прежде всего, мы сами, взрослые: родные, близкие и т.д. Конечно, мы стали так воспитывать детей не потому, что мы такие меркантильные, нет, нам само государство постоянно говорит и учит: «Бесплатного ничего нет и не будет!» Но это, конечно, не снимает с нас ответственности, что мы, взрослые, научили молодежь ставить во главу угла «монетизацию», а не духовность и человечность… Помню, в свое время мы гордились званием пионера, мы гордились, что нас принимали в «тимуровское движение» (волонтерство – что-то наподобие этого, только с натяжкой, – прим. авт.), мы гордились, что помогали тем, кто действительно нуждался в помощи. И никогда не просили что-то взамен: ни хороших оценок, ни «карьерных перспектив», ни тем более денег! А сейчас молодежь даже место в автобусе не уступит пожилым: они ведь за проезд заплатили! (Молодая мама посадила ребенка на отдельное сиденье, и брать на колени отказывалась наотрез именно на этом основании).

Наверное, еще и поэтому – научить пониманию, что можно и нужно помогать, не ожидая взамен никаких материальных и «перспективных» благ, – в нашей стране и объявили Год волонтера. И я – только «за!» Главное, чтобы эта работа не превратилась в «для галочки», «по разнарядке».

… А молодым в медиацию, думаю, еще рано, если вы спрашивали и об этом. У них недостаточно жизненного опыта, или вообще такого опыта нет, чтобы решать проблемы семей. Поэтому молодежь лучше отправлять на помощь одиноким пенсионерам. Даже мы, уже взрослые люди, когда впервые пошли к одиноким пожилым людям, были поражены, узнав, насколько они одиноки, насколько они никому не нужны! А ведь именно эти, ныне никому ненужные старики, строили этот город, эту страну! И вот пока они есть, пока они еще живы, и надо, чтобы молодежь послушала их, услышала их рассказы об их молодости, как они, несмотря на трудности, все-таки выстояли. Это будет отличным моральным примером для тех, кто завтра придет нам на смену.

Записал Евгений ВАНЮШОВ.
Фото из личного архива А. Бегимовой.

Комментарии закрыты.