Законопроект нужный и своевременный

В Казахстане разработан новый законопроект, в котором противодействие семейно-бытовому насилию прописано по этапам: профилактика, выявление, контроль, пресечение, наказание и реабилитация.

В Казахстане борьба с насилием в отношении женщин является одной из приоритетных задач социально-экономического развития страны. Республика Казахстан присоединилась ко всем основным международным актам в области прав человека и ратифицировала их. Однако работа в области профилактики бытового насилия проводится недостаточно полно.

Бытовое насилие увеличивает число неблагополучных семей, приводит к разводам, лишению родительских прав, детской преступности, суициду, убийствам, не говоря уже о причинении тяжкого вреда здоровью и моральному состоянию человека. Между тем, Конституция РК своей первой статьей провозглашает человека, его жизнь, права и свободы высшими ценностями государства.
Борьба с бытовым насилием и насилием в отношении женщин и детей началась не сегодня. Еще в 1999 году указом Президента РК была создана Национальная комиссия по делам семьи и женщин при Президенте РК. В том же году было создано подразделение по защите женщин от насилия в системе МВД, что явилось важным достижением для Казахстана в направлении противодействия бытовому насилию.

Но руководство государства на этом не остановилось. В 2001 году Казахстан присоединился к Факультативному протоколу Конвенции ООН «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин». В 2009 году принят закон «О профилактике бытового насилия». В 2010 году был подписан закон «О профилактике правонарушений».

Важной проблемой для казахстанского общества остается осознание каждым, что домашнее насилие – это преступление. Насилие в семье – это нарушение прав человека, то есть не частное дело проблемной семьи, а вопрос, требующий вмешательства на государственном уровне.

Как я уже сказала, в стране был принят «Закон о профилактике насилия» еще 2009 году! Но, несмотря на многочисленные изменения и дополнения, которые вносились в него с этого времени, перелома в преодолении бытового насилия достичь не удалось. В основном нормы закона ориентированы на деятельность по случившимся фактам и их последствиям.

И вот новые подвижки. На днях в Мажилисе приняли в первом чтении законопроект «О противодействии семейно-бытовому насилию», инициированный депутатами обеих палат Парламента. Одна из важных норм, предлагаемых депутатами, позволяет полицейским выносить защитное предписание по своему усмотрению, даже при отказе пострадавшего от претензий. Законопроект содержит нормы о раннем вмешательстве органов полиции. Другими словами, полицейским расширят полномочия. И теперь сообщения о рисках бытового насилия, даже размещенные в социальных сетях, будут являться основанием для реагирования полицейских и принятия мер индивидуальной профилактики.
Сегодня ведь как: полицейские выносят защитное предписание, запрещающее контакты с человеком, только с учётом мнения потерпевшего. А что такое защитное предписание? Согласно действующему законодательству, в случаях, когда нет оснований для задержания, полицейские выносят защитное предписание с учётом мнения потерпевшего. Оно вручается для исполнения лицу, совершившему бытовое насилие.

Защитное предписание выносится в отношении вменяемого лица, достигшего на момент его вынесения 16 лет. Защитным предписанием запрещается совершать бытовое насилие, вопреки воле потерпевшего разыскивать, преследовать, посещать, вести устные, телефонные переговоры и вступать с ним в контакты иными способами, включая несовершеннолетних и (или) недееспособных членов его семьи. Лицо, в отношении которого вынесено защитное предписание, ставится на профилактический учёт в органах внутренних дел.

Так было прежде. Теперь же защитное предписание может выноситься органами внутренних дел по собственной инициативе. 30-дневный запрет на контакты и общение с пострадавшими и детьми, на встречи с ними и их преследование может выноситься как по фактам бытового насилия, так и по результатам идентификации такой угрозы. Одновременно законопроект расширяет возможности для различных форм общественного участия и участия третьих лиц в информировании, разъяснении, выявлении и пресечении фактов бытового насилия.

Председатель Мажилиса Нурлан Нигматулин отметил, что пора возвращаться к советскому периоду, и привлекать семейных дебоширов к общественным работам. Он отметил, что решение будет приниматься с учётом опроса проживающих с правонарушителем соседей, совместно с органами образования и здравоохранения будет проводиться психиатрическое освидетельствование потерпевших.
Я сама неоднократно, совместно с участковыми инспекторами полиции, выезжала на вызов по семейно-бытовым конфликтам. Но что мы могли сделать? Да, стыдили, грозили и уезжали, потому что жертвы отказывались писать заявление, отказывались от защитного предписания из-за страха мести со стороны агрессора. В общем, редко кто из потерпевших доводил дело до суда.

Но не только месть со стороны агрессора играла ключевую роль в отказе от претензий к нему со стороны жертвы. Сегодня процесс оценки ситуации слишком забюрократизирован. Нужно собирать различные справки по разным инстанциям. Простой пример: пришла женщина в полицию с синяками, а там ничего не могут сделать: надо собирать справки то с одного, то с другого ведомства. Упразднят ли эту норму в новом законопроекте?

Еще законопроект предусматривает выселение человека, получившего защитное предписание, на 10 дней. Но опять же, куда ему идти на эти 10 дней? Хорошо если у него есть жилье, куда он может уйти, а если нет? Учли ли этот момент разработчики законопроекта?

И главное. Да, хорошо, вынесли защитное предписание, выселили агрессора на 10 или 30 дней, но осознает ли он свою неправоту и сделает ли выводы? Будем, конечно, надеяться на это. Но мы знаем много историй, когда они возвращались еще более агрессивными и срывали свою накопившуюся за время изоляции злость на женщинах и детях. В этом направлении тоже нужно поработать.
Но, мое личное мнение, – законопроект нужный и своевременный.

Каламкас АБДУАЛИЕВА,
председатель ОО «Социальная поддержка «Аяулым», руководитель кризисного центра «Шаңырақ», непрофессиональный медиатор.

Комментарии закрыты.