Патриарх шахтостроения

20130816-03-1Внук чабана, сын рудокопа – Газиз Омаров, ставший крупным организатором горного производства, в советское время получивший высокое звание Героя Социалистического труда, всегда помнил завещание отца: «Избавь тебя Аллах от гордыни. Никогда не забывай, кем ты был прежде, и кем были отец и твой дед. Помни: руководитель и рядовой – люди. А все остальное приложится».

Эту заповедь Газиз запомнил на всю жизнь. Даже тогда, когда он стал большим бастыком, помнил: его корни идут от той земли, где кочевали его предки, пасли скот, добывали руду, рожали детей, вырастили их, дали им путевку в новую жизнь. Дед его – Айрамбай, пас скот бая, еды едва хватало прокормить шестерых детей. От безысходности Айрамбай отдал сына Омара в наем англичанам, которые в начале ХХ века начали осваивать медные и угольные месторождения Центрального Казахстана. Вот так Омар, сын чабана, стал рудокопом. Ему, сыну степей было нелегко осваивать и привыкнуть к неведомому доселе казахам тяжелому труду горняка.

– Потерпи, сынок, до лучших времен, – успокаивал Омара отец. – Разбогатеем, вернешься в аул…

Но не удалось Омару вернуться домой. Началась империалистическая война и его призвали на тыловые работы. На старом верблюде он возил руду от Карсакпая до станции Жусалы, а обратно – разные грузы для рудника. Там познакомился с революционно настроенными русскими рабочими. Одного из них Омару пришлось даже тайком перевезти в поселок, который впоследствии много сделал для установления советской власти в Карсакпае. С приходом новой власти, когда аульная беднота организовалась в сельхозартель, Омара Айрамбаева избрали председателем колхоза со звучным названием «Бостандык» – «Свобода».

В 1931 году в аул Омара – Жыланды впервые приехал Каныш Сатпаев. Он обследовал всю округу Жыланды, занес медные месторождения в карту. Потом не раз сюда приезжал. А дом Омара для Каныша Имантаевича и его соратников стал родным, где они отдыхали и принимали пищу. Омар и Каныш стали друзьями. И именно Каныш ага посоветовал Омару отправить старшего сына Газиза учиться на горного инженера. Сам старый Омар всю жизнь стремился к знаниям. Он хотел, чтобы дети его были образованными. И они не подвели. Газиз с отличием окончил десятилетку в поселке Жезказган и чтоб помогать родителям, пошел работать нормировщиком на шахту №31-32 – самую старую в Жезказгане.

– Пусть нам будет тяжелее, сынок, без твоей зарплаты, но все равно тебе надо дальше учиться, – говорил отец Газизу. – Когда-то здесь инженерами были только англичане. Докажи, что и казах может стать толковым инженером и строить шахты.

В 1949 году Газиз Омаров окончив с красным дипломом Алма-Атинский горно-металлургический институт, вернулся на свою родную шахту № 31-32, где он был начальником смены, затем главным инженером, начальником шахты. Когда вступила в строй новая шахта №42, ее коллектив возглавил он же, Газиз Омаров. Спустя четыре месяца шахта стала передовой. Это при том, что тогда на жезказганских шахтах работали много осужденных, узников знаменитого Степлага. Таким рабочим было все равно: выполняешь ты план или нет. Им было важно без напряги провести время и «отмотать» свой срок. Да и кормили их впроголодь. А какой прок от доходяг? Газиз Омаров свое знакомство с шахтой начал с просмотра личных дел заключенных (а среди них было немало осужденных безвинно, по доносу, клевете, в неблагонадежности к советской власти). Он беседовал с людьми, расспрашивал чем недовольны. Многие жаловались, что их плохо кормят. Начальник шахты решил вопрос нормального питания людей и через некоторое время шахта стала выполнять план, а затем вышел в передовики.

Его умение находить общий язык с людьми повлияло и на назначение затем Газиза Омарова секретарем партийного комитета рудоуправления. Рос потом он и по производственной линии. Был начальником горнорудного управления, заместителем директора горно-металлургического комбината по горным работам.

В 50-60-ые годы остро стоял вопрос с местными производственными кадрами. В 1955 году по амнистии началось освобождение заключенных Степлага, что привело к нехватке рабочих рук на шахтах Жезказгана. Это пополнялось за счет приглашения рабочих по договору с Украины. Некоторые обвиняли директора Жезказганского комбината В.В.Гурбу в национализме, утверждая, что Казахстан сам может обеспечить комбинат необходимыми рабочими. Пошли докладные в высшие инстанции. Прибывшую разобраться комиссию Газиз Омаров убедил в правильности кадровой политики Гурбы. После этого случая Виктор Гурба был всегда уверен в честности и порядочности Газиза Омарова. Они до конца остались большими друзьями.

Газиз Омаров хорошо понимал важность выдвижения инженеров-казахов на руководящие должности, среди которых были М.Бупежанов, Д.Ешпанов, С.Асатов. Виктор Васильевич Гурба никогда не отклонял, прислушивался к мнению Г.Омарова. Именно поддержка Газиза Омарова способствовала продвижению по производственной, партийно-советской работе целой плеяды молодых казахов, таких как О.Асылбеков, Ж.Калмагамбетов, Т.Исмагулов. Среди них был и ныне здравствующий Музараф Аханов, бок о бок проработавший с Газизом Омаровым главным геологом шахтопроходческого треста, затем выдвинутого секретарем парткома этого треста, бывшего во главе партийного и исполнительного органов тогдашнего города Никольского (ныне город Сатпаев). Как никто другой Музараф Аханов знает, каких усилий стоило Г.Омарову доказывать на деле, что Жезказганский шахтопроходческий трет жизнеспособен и ему по плечу ответственные дела.

– Когда Г.О.Омарова назначили управляющим шахтопроходческого треста, – вспоминает Музараф Аханович, – он уже был профессионалом горного дела. Время становления треста было напряженным: не хватало опытных кадров, специалистов, отсутствовала строительная база. Вышестоящие органы не считались ни с чем, требовали быструю отдачу. Так один из жезказганских секретарей горкома партии на страницах газеты «Правда» (за 15.07.1971г) сомневался в правильности решения вывода треста из состава комбината. «Нужно строить шахту не восемь, как сейчас, а не более пяти лет. Для этого требуются большие производственные мощности, которых у треста нет» – писал партийный руководитель.

Однако, время показало, что коллектив шахтостроителей, возглавляемый Г.О. Омаровым, доказал свою жизнеспособность, умение преодолевать трудности и решать поставленные задачи.

За счет чего это было достигнуто? Своевременное снабжение треста необходимой современной подземной самоходной техникой, улучшение социально-бытовых условий, постоянное выделение квартир для шахтопроходчиков – все это давало возможность коллективу треста наращивать темпы производственных проходческих и монтажных работ. Г.О.Омаров внес кардинальные изменения в улучшение организации работ шахтапроходческого треста. Вновь создал специализированное шахтопроходческое управление по проходке стволов. Порядок, дисциплина, контроль исполнения были поставлены на первое место.

В тресте были созданы скоростные бригады, использовавшие передовые методы горного дела, что дало возможность своевременно вводить новые шахты.

При Газизе Омарове шахтопроходческий трест занимал ведущие места не только в республике, но и по всей отрасли цветной металлургии тогдашнего Союза.

За высокие показатели Газиз Омаров был награжден высокими государственными наградами. Венцом всех этих наград стало присвоение ему в 1981 году звания Героя Социалистического труда.

Как крупный руководитель производства государственного масштаба, Газиз Омаров пользовался авторитетом и уважением у Динмухамеда Кунаева и Нурсултана Назарбаева. Об этом неоднократно говорили соратники Омарова. В 1998 году Указом Президента РК Газиз Омаров был награжден высокой наградой Независимого Казахстана – орденом «Құрмет».

Как человек, имеющий авторитет, Газиз Омарович и после выхода на пенсию продолжал трудиться. С 1995 года до конца своей жизни он был советником президента по горным работам корпорации «Казахмыс».

В мае 2002 года перестало биться сердце этого замечательного человека. Газиз Омарович ушел из жизни в возрасте 77 лет, оставив после себя не одно поколение благодарных учеников и талантливых преемников. Его родной шахтопроходческий трест носит его имя. Еще при жизни он стал Почетным гражданином города Сатпаев. Его ученик Музараф Аханов добивается того, чтобы имя Газиза Омарова было присвоено одной из улиц горняцкого города. Это было бы еще одним знаком уважения и вечной памяти патриарху шахтостроителей не только Жезказгана, но и всего Казахстана. Шахты, построенные под его руководством, до сих пор продолжают вносить свою лепту в горнорудную промышленность нашей страны. А значит, продолжается дело знатного горняка, шахтостроителя Газиза Омарова, который в свое время был учеником и продолжателем дела великого сына казахского народа Каныша Сатпаева.

Мади Альжаппаров.

Комментарии закрыты.