Сильная личность, создавший самого себя

О горняцкой деятельности Амирбека Шегирбаева как о многоопытном руководителе ряда крупных горных предприятий корпорации «Казахмыс» писалось немало. Он всегда доступен и открыт для журналистов. При этом у пишущей братии с ним сразу складывается разговор конкретный и по существу (не так, как у некоторых руководителей, которые «переливают» ничего не значащие слова из «пустого в порожню»). Он мало говорит о себе, все больше о производстве, о том деле, которому он посвятил почти полвека. Шегирбаев не боится в открытую говорить о проблемах, при этом предлагает пути их решения, может и «бодануть» за упущения и высшее начальство, невзирая на должности и чины.

Мне вспоминается 1995 год. Тогда еще не было газеты «Подробности», а существовала комбинатовская газета «За медь». В том 95-ом году, в одном из февральских номеров этой газеты вышла статья «Выход из кризиса один – улучшить работу рудников», где опубликована беседа журналиста Валентина Рыбакова с тогдашним директором Западного рудника Амирбеком Шегирбаевым.

Начало и середина 90-х годов были тяжелыми временами: распад Союза, разрыв экономических связей, гигант цветной металлургии – АО «Жезказганцветмет» лежал на одном боку, комбинат никак не мог выйти из кризиса. Казалось руководство комбината тоже в глубоком трансе и не ищет выхода из тяжелого состояния. В такой момент выходит эта статья. На многих это произвело как эффект взорвавшейся бомбы и многих разбудил от «спячки». И журналист, и директор рудника знали, какую реакцию вызывет статья. Но кто-то должен был сказать всю правду, предложить смелые решения выхода из кризиса. Этим человеком оказался Амирбек Шегирбаев. Он открыто сказал, что по горным делам нет четкой программы, нет координации деятельности четырех рудников и шахтопроходческого треста. – Должен быть, наверное, мозговой центр, – писал Шегирбаев, – который бы решал ближайшие и перспективные задачи… Надо думать о завтрашнем дне. Статисты в горном деле не нужны, а их у нас предостаточно. И по снабжению мы оказываемся на втором плане.

– Пора, наконец, понять, что главное звено – рудники, с них надо начинать стабилизацию всей работы, – говорил директор Западного в то время. – Надо создавать горно-обогатительный комбинат, который бы целиком отвечал за горные дела. Словом, что-то надо решительно предпринимать, если так дальше будет продолжаться, то мы вообще не встанем на ноги.

Шегирбаев предлагал небольшие деньги АО направить на самые ключевые участки – рудники, тогда дело можно поправить. Призывал собрать весь директорский корпус, начальников различных отделов АО и решать всем сообща проблемы. В то время Шегирбаев говорил о необходимости инвестиции. Он предлагал руководству комбината взять кредит хотя бы 100 миллионов средств. – И если бы их распределили и использовали по уму – то мы сами могли бы выйти из того трудного положения, – считает А.Шегирбаев.

А в итоге пришел иностранный инвестор, вложил деньги и взял в управление комбинат. Мне кажется, тогдашнее бездействие Тамерлана Урумова, как первого лица комбината, или даже, может быть, его сознательное действие по развалу комбината – привели к кризису. Иначе как понять реакцию Урумова на вышеприведенную статью. Он – Урумов – обиделся на Шегирбаева после публикации ее и на одном совещании сказал: «У нас , оказывается, только один Шегирбаев знает, как выйти из трудного положения». Вместо того, чтобы воспринять конструктивную критику и предложения директора Западного, начальники отделов комбината (конечно же, с ведома Урумова) начали писать в газету опровержения и доказывать неправоту Шегирбаева. Но потом жизнь доказала, что он был прав и надо было тогда прислушаться к его доводам. В те урумовские времена только смелый человек мог так поступать, критиковать стиль работы руководства комбината, только действительно болеющий душой за порученное дело и сознающий ответственность человек мог идти наперекор сложившейся ситуации. В то время, в 95-ом, к Шегирбаеву не прислушались, ему не удалось подтолкнуть руководство комбината к смелым шагам.

В 1993-95 годах Западный рудник Шегирбаеву все же удалось вывести из отстающих. В то время это был единственный рудник, дававший план. И это был не первый и последний рудник, куда посылали Шегирбаева на прорыв. Где создавались труднейшие ситуации с выполнением плана, где требовалось срочно наводить порядок, туда руководство направляло Шегирбаева. Оно было уверенно, что он выведет предприятие из тупика, и Амирбек Шегирбаевич всего себя отдавал работе, наводил порядок и с коллективом оказывался на передовых позициях. Так было в 70-е годы на шахте «Западный Каражал». Шахта эта была пущена в 1972 году, но только с приходом к руководству шахты Шегирбаева в 1978 году начала выполнять план по добыче.

Шегирбаев дважды возглавлял Южный и Западный рудники, был управляющим ЖШПТ. Кстати, он был первым директором строящегося тогда Анненского рудника.

Амирбек Шегирбаевич принимал участие и руководил строительством шахт 73/75, рудников Степной и Жомарт, Актогайского горно-обогатительного комбината. Он выводил из прорыва рудники корпорации на Восточном Казахстане, когда сложилась трудная ситуация в Нурказгане – опять понадобился Шегирбаев. В случае с Нурказганом, прорывной Шегирбаев сказал руководству корпорации: «Слушайте, есть же молодые специалисты. Там на месте есть директор, его команда. Мобилизуйте их, учите их. Пусть молодежь теперь берет бразды правления, учится преодолевать трудности». Но ему категорически сказали: «Да вы что, Амирбек Шегирбаевич, им пока не под силу такая ноша, они не справятся». «Так зачем же держите такой балласт?!» – со свойственной ему прямотой сказал Шегирбаев.

– Мы в свое время своим примером учили молодежь, – продолжает тему воспитания специалистов Амирбек Шегирбаевич. – Когда я уходил с Западного, вместо меня остался Курманкулов, толковый парень. На Южном со мной бок о бок работали Рысдаулет Есимов, Рустем Толебаев, Талгат Магзумов, Александр Юн, которые потом стали опытными горняками, руководили горными предприятиями.

– Не знаю, у теперешней молодежи, может быть, другие взгляды, другие ценности, – говорит опытный горняк. – Не все конечно, но немало молодых специалистов, которые не стремятся учиться, перенимать у старших опыт. Они всё сами знают, все умеют, а как наступают трудности, так начинают кидаться из крайностей в крайности, кричать, орать впустую на подчиненных и простых рабочих. Таким подходом ведь проблему не решишь.

– А в чем ваш секрет умения выходить из трудных ситуаций? – спросил я Шегирбаева.

– Секрет простой. Когда я приходил на отстающее предприятия, то в первую очередь проходил по всем рабочим местам. Сам своими глазами видел реальную картину, разговаривал с людьми, записывал какие есть проблемы. К этому приучал и других руководителей среднего низшего звена, которые отражали причины проблем и что надо делать. Затем сообща рассматривали и принимали решение.

Почему получалось? Я всегда был в курсе всех дел. Мне с шахты, с рабочих мест докладывали горные мастера, начальники участков как идет работа. Каждый мастер выезжал на шахту с нарядом-заданием, выехал с забоя – он докладывал, что сделано начальнику участка, шахты. Затем они отчитывались перед руководством рудника. Короче, была точная информация о положении дел ежесменно на местах и исходя из этого делался анализ и своевременно принимали меры. В общем, должна быть четкая организация труда.

По мнению Амирбека Шегирбаевича, в первую очередь надо создать условия для работы, не только на производстве, но и в быту. Столовая, АБК, автобусы, состояние территории рудника – все имеет значение, от этого зависит настроение людей, их отношение к делу. Будучи директором Западного, он много сделал в этом плане. Организовал ремонт быткомбината, благоустройство территории рудника, озеленение по периметру вплоть до автострады, первым среди рудников установил контрольно-пропускной пункт для порядка.

А еще, где бы он не работал – там была жесткая дисциплина и порядок, строгий спрос со всех. Особенно доставалось инженерно-техническому составу. Он требовал с них создания хороших условий и возможности простому рабочему заработать. От неисправимых и нерадивых решительно избавлялся. За такой жесткий подход как только его не называли: и маленьким Сталиным, и Наполеоном, и даже Пиночетом. Но как бы не называли, вся его организаторская способность, жесткость, стремление к порядку были направлены к одному – дать людям максимально больше, привить чувство ответственности за порученное дело. Можно ежедневно призывать людей работать хорошо, но при этом будешь стоять в сторонке – толку не будет. Личный пример – сильное средство воздействия, надежнее и вернее самых пустых и звонких призывов. Это золотое правило Амирбека Шегирбаева. В этом, наверное и заключается секрет его успеха как руководителя. А еще многолетний жизненный опыт, с детства приученность к труду и самодисциплине сделали его тем, кем он стал.

Амирбек ага принадлежит к поколению военных и послевоенных лет. Родившись в 1940 году в семье колхозника в ауле Жамбасарык Тюлькибасского района Шымкентской области, он рано испытал все трудности того времени. Отец и мать работали на колхозном поле. Жили впроголодь. Все, что выращивалось, отправлялось на нужды фронта. Помнит, как после уборки урожая собирали оставшиеся колосья пшеницы, как сестра ходила в горы и собирала клубни дикой картошки, с нее делали толченку, этим и питались. Отец Шегирбай прошел войну от начала до конца. В детской памяти Амирбека запечатлелось возвращение солдат с войны. В 1945 году летом они с семьей находились в гостях у брата матери Дуйсенбая на станции Машат. Дуйсенбай знал, что проедет состав с военными, а там был отец Амирбека. Но он не останавливался на этой станции. Так Дуйсеке выбежал в одних кальсонах, догнал состав, и солдаты затащили его в теплушку. Вот так он встретился с Шегирбаем и со следующего разъезда они возвратились вместе.

В послевоенное время в колхозе не было ни электричества, ни радио. Первый раз Амирбек увидел кино, когда учился в 4-ом классе. Это было большое событие для сельчан. Вечером на побеленную стенку школы направили кинопроектор, и они наслаждались просмотром фильма «Тарзан».

С пятого класса Амирбек учился в райцентре, жил у дальних родственников, в старших классах с ребятами снимали квартиру. Закончил он школу с серебряной медалью. Захотелось ему стать инженером, испытать неизведанное. Мать его уговаривала: «Сынок, учись лучше на председателя колхоза». Но он поступил в Алматы, в Казахский горно-металлургический институт. Парням с аула учиться в городе было тяжело. Обучение в технических вузах проходило на русском языке. Благо, в школе, где учился Амирбек, многие предметы преподавались на русском языке. Не хватало учителей коренной национальности. Амирбеку в этом плане повезло. Учеба давалась не так трудно. Первую производственную практику прошел на жезказганской шахте 51, работал простым рабочим. Тогда все горные работы велись вручную, перфоратором, скреперной лебедкой, откаткой. А вот преддипломную шестимесячную практику он проходил на шахтах Караганды, так как у него была специальность инженера угольной промышленности. Приходилось в лаве с высотой всего 75 сантиметров ползком идти за комбайном и чистить лаву, крепить. Порой выходили на гора после смены в одном нижнем белье.

Трудовая деятельность Шегирбаева, как горняка, началась в 1962 году на жезказганской земле. Начинал с рабочего, был горным мастером на 31 шахте.

В биографии Амирбека Шегирбаевича есть и моменты, которые были связаны с тогдашней бурной историей Советского Союза. Будучи студентом он участвовал в освоении целинных земель в Павлодарской области. Как офицер запаса в 1969 году был призван в армию и был свидетелем Даманских событий, когда случился конфликт на советско-китайской границе.

После возвращения с армии работал на 42-ой шахте, затем на 51-ой его назначили начальником испытательного участка, где проходила испытание новая горная техника. Руководство комбината приметило хватку, ответственность и организаторские способности молодого специалиста и назначило на 57-ой шахте начальником участка, затем шахты. С этого времени начинается карьерный рост Шегирбаева (хотя слово «карьера» он не любит), становится востребованным там, где застопорилось дело, короче, за ним закрепилось звание прорывного руководителя. Как на войне его бросают на трудные участки, на прорыв. В принципе, работа на шахте – тоже фронт с победами, неудачами, к сожалению, и с человеческими потерями.

Говоря о семье, Амирбек Шегирбаевич с теплотой вспоминает свою супругу Роза апай, которой уже нет, к сожалению, рядом.

– Роза для меня была надежным тылом, – говорит Абеке. – По характеру своей работы я всегда был в разъездах, свободного времени для семьи не было. Она понимала меня и поддерживала. Благодаря ей, я имел возможность полностью отдаваться работе, быть спокойным за семью, детей.

Кстати, дети, видевшие неспокойную работу отца, пошли по его стопам. Дочь Дамира училась на экономиста горного производства. Сейчас работает в Астане в Министерстве индустрии и торговли. Сын Мурат трудится в системе корпорации, в его филиале «Карагандацветмет». Младший – Ожет заканчивает КИМЭП по специальности «Юрист-международник». При случае дети навещают отца, привозят к дедушке внуков, да и он сам при разъездах бывает у них.

И сегодня Амирбек Шегирбаев в строю, он еще востребован. Являясь главным специалистом управления горных работ корпорации «Казахмыс», курирует и контролирует выполнение инвестиционных проектов, направленных на развитие строительства объектов горнорудной промышленности в Жезказгане, Караганде, Балхаше и в других регионах страны. Так что, беспокойная, полная забот горняцкая жизнь Амирбека Шегирбаевича Шегирбаева продолжается.

Бесконечные проблемы и заботы горняцкого труда помогли стать А.Шегирбаеву сильной личностью, востребованным и быть там, где в нем нуждаются.

Почти 50 лет своей жизни отдал единожды выбранному пути. Скоро Амирбек Шегирбаевич отметит семидесятилетний юбилей.

Календарная дата – это всего лишь один отрезок жизни. Человека ценят ни за прожитые годы, а за то, что он сделал в этой жизни, как прожил, какую пользу принес людям. Этот отрезок Амирбек Шегирбаевич прошел достойно и, думается, еще хватает у опытного горняка «пороха в пороховницах» и еще может дать фору многим молодым. Потому что он силен духом, крепок телом и в нем еще кипит жажда жизни и желание приносить своим трудом пользу людям.

Мы искренне поздравляем Амирбека Шегирбаева с наступающим профессиональным праздником – Днем шахтера и предстоящим юбилеем. Желаем здоровья, всяких человеческих благ, неиссякаемой энергии и благодарности людей и новых свершений на стезе горняцкого труда.

Мади Альжапапаров.

Комментарии закрыты.