«Такфир ва аль-хиджра» в России

В октябре нынешнего года в городе Казань прошла научная конференция на тему «Такфир ва аль-хиджра» в России: идеология, распространение, меры противодействия» организованная Российским институтом стратегических исследований, а именно Приволжским центром региональных и этнорелигиозных исследований.

С докладами выступили научные руководители и сотрудники центра Сулейманов Раис Равкатович, Иванов Василий Витальевич, Амелина Яна Александровна, а также Салман Фарид Адибович – председатель Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия, директор Центра изучения Благородного Корана и Пречистой Сунны.

Во вступительном слове, Раис Сулейманов отметил, что одним из направлений деятельности центра является изучение различных движений, течений и организаций, существующих в исламском мире. Ведь ни для кого не является секретом, что открытость и доступность информации в современном мире приводит к тому, что любые процессы, происходящие в исламских государствах, отражаются и в наших странах. Раис Сулейманов широко осветил историю возникновения и распространения движения «Такфир ва аль-хиджра», а также ошибки официальных властей, не придавших большого значения этому движению, приведших к росту данного течения не только в одной стране, но и по всех исламских регионах.

Коротко об истории возникновения течения. «Такфир ва аль-хиджра» впервые был создан в 1971г. в Египте Шукри Мустафой (1942-1978г.г.), основной идеологией которого, было объявление в неверии не только отдельных людей и сообществ, но и целых государств, после чего в отношении них было оправдано любое насилие. Шукри Мустафа пришел к выводу, что египетское общество уже не соответствует «чистому» исламу, поэтому его необходимо покинуть. Так в 1973 году не многочисленные последователи Шукри, ушли в малонаселенные предгорные районы Египта, а уже в 1976 году численность общины выросла до нескольких тысяч человек. Себя они называли «Джамаат аль муслимин»-«община мусульман», считая себя мусульманами, остальных называя «неверными». Однако правительство в Каире не воспринимало организацию, как серьезную угрозу, пока в 1977 году «такфиристы» не взяли в заложники египетского экс-министра по делам религии Мухаммада аз-Захаби, что стало поводом для правительства уже всерьез отнестись к группе. В 1977 году Шукри Мустафу взяли под арест, а 1978 году казнили. Смерть лидера не означает конец идеологии, поэтому подобные сообщества распространились в Кувейте, Судане, Ливане, а с распадом СССР и в России. В данное время представители течения «Такфир ва аль — хиджра» участвуют в войне в Сирии и являются основными вербовщиками российских мусульман для военных действий в конфликте на стороне оппозиции.

Следующим докладчиком был Председатель Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия, директор Центра изучения Благородного Корана и Пречистой Сунны Фарид Салман. В своем выступлении докладчик отметил, что отличительной особенностью «такфиристов», является то, что в «неверии» обвиняются ни христиане и ни иудеи, а мусульмане, которые не разделяют их взглядов. Богослов добавил, что в отношении объекта «такфира» (обвинение в неверии), эти радикалы-исламисты считают допустимыми любое насилие, включая убийство.

Афганистан и Пакистан (Северный Вазиристан) на протяжении 2000-х годов был местом, куда за боевым опытом направлялись исламисты из Поволжья, после чего возвращались в Россию, где участвовали в террористической деятельности. С 2011 года боевую подготовку они проходят в Сирии в рядах боевиков» – считает Раис Сулейманов. «Такфиристы» в своем радикализме дошли до такой степени, что выступают против того, чтобы молиться в российских мечетях, считая их «кяфирскими» («неверными»), и истинным мусульманам запрещается там молиться. Вот почему они молятся на частных квартирах или коттеджах, а устроить теракт в мечетях для них считается нормальным, ведь всем молящимся там мусульманам вынесен «такфир», – пояснил эксперт. По словам исследователя, активность «моджахедов Татарстана» в 2013 году могла быть снижена потому, что они отправились воевать в Сирию как более важную с точки зрения исламистов страну, откуда начнется создание халифата. Поэтому часть ваххабитов Северного Кавказа покинули свои пенаты, чтобы принять участие в «джихаде» на сирийской земле с тем, чтобы потом вернуться в Россию с лучшим боевым опытом. Тем более, сами исламисты не скрывают этих своих планов, о чем свидетельствуют надписи на стенах сирийских городов по-русски.

В своем выступлении, руководитель Сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований, Амелина Яна Александровна, отметила, что в нынешнем году во всех регионах Республики Чечни: в мечетях и общественных местах, активно проводилась разъяснительная работа, по поводу неприемлемости участия чеченских мусульман в войне в Сирии. При этом лидер Северо Кавказских ваххабитов Доку Умаров, призывает российских исламистов, воюющих в Сирии, возвратиться на родину, чтобы развернуть террористическую деятельность, с полученным боевым опытом, на предстоящей олимпиаде в Сочи.

Научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований, Иванов Василий Витальевич, привел факты взаимодействия «такфиристов» с другими радикально-исламистскими организациями, такими как «Хизб-ут-тахрир аль ислами». Наиболее ярко это видно на примере Крыма, где «хизбуттахрировцы» помогают «такфиристам» отправлять своих адептов вместе в Сирию.

Подведя итоги конференции, пришли к выводу: что формально-юридические возможности у российского государства, немедленно изолировать экстремистов, прошедших школу в боевых условиях, можно двумя способами: первое, статья 359 УК РФ («Наемничество») и второе, через запрос официального Дамаска в Интерпол. Однако эти два варианта являются проблематичными. Во-первых, необходимо доказать факт наемничества, а исламисты воюют добровольно. Во-вторых, Дамаск не может дать запрос в Интерпол, так как правительство Башара Асада некоторые западные страны не признают законным. Поэтому для безопасности России, наилучшим выходом было бы не возвращение российских исламистов из Сирии.

Участие в данной конференции помогло нам шире рассмотреть вопросы, связанные с методами борьбы и противодействия экстремизму и терроризму. Опыт наших соседей поможет нам в дальнейшем, учитывая их плюсы и минусы, более эффективно применить в Казахстане при очищении общества от опасной заразы ваххабизма. В различных субъектах России, таких как Чечня, Дагестан и Татарстан, борьба с экстремистскими течениями ведется в разных направлениях, но если сделать сравнительный анализ то мы имеем: положительный опыт Чечни. Эффективность борьбы в данном регионе сводится к следующему: во-первых, деструктивные течения не делят на «умеренные» и «радикальные», во-вторых, категорически не принимают концепцию легализации религиозных сект, теологическое основание, которых противоречит традиционному исламу шафиитского мазхаба, которого придерживается чеченский народ. В-третьих, с представителями оппозиционных течений первоначально проводят научные дискуссии, конференции в формате теологических диспутов в результате которых, практика показывает, определенная часть оппонентов возвращается в лоно традиционного ислама. К закоренелым активистам, лидерам и радикально настроенным членам выше указанных течений, не намеренными менять свои позиции, применяется статья 282 УК РФ. В-четвертых, в Чечне духовное управление мусульман в борьбе с чуждыми исламистскими течениями, поддержали все субъекты общества: все государственные силовые структуры и органы власти, общественные организации, представители СМИ.

Негативным опытом в деле взаимодействия с радикальными течениями является Дагестан. Когда, отдельные представители власти и духовенства, разделив ваххабитов на «умеренных» и «радикалов», пошли на договоренности с представителями данных группировок. К чему же это привело? Обстановка в республике ни только не стабилизировалась, а напротив, ухудшилась. Взрывы и теракты участились, число невинных жертв увеличилось. Для ваххабитов, шаги властей на сближение с ними, является не актом доброй воли и возможности, хоть как то поставить их на мирные рельсы, а свидетельством слабости властей. Поэтому пока не поздно, необходимо очистить духовное пространство наших стран от заразы ваххабизма. Вспоминается мне одна встреча с позваления сказать «экспертом» из Астаны в марте текущего года, мы с ним обсуждали религиозную ситуацию в городах Сатпаев и Жезказган. Он в категоричной форме пытался доказать о безвредности «умеренных» ваххабитов, рекламируя их эдакими пацифистами. Мол, в Сирию на «джихад» уезжают только такфириты с западного Казахстана. Такфиризм и джихадизм в Казахстане присутствует только на западе Казахстана, это Мангыстауская, Атырауская, Актюбинская и Уральская области. А значить, такфиритами являются только ученики Айуба аль-Астрахани, идеологическая мотивация для совершения хиджры с целью «джихада» производится на теологических концепциях учений Саида Кутуба и Хасана аль-Банны. Интересно, что же теперь скажет уважаемый «эксперт» из Астаны, когда весь мир узнал после прокрутки печально известных видеороликов о казахстанских джихадистах в Сирии. Причем, немалая часть из них являются выходцами из Жезказганского региона, далеко не крайние радикалы, и не такфириты, а наоборот, если выразится словами вышеупомянутых «экспертов», умеренные салафиты, которые «просто» в некоторых вопросах вероубеждения не согласны с представителями традиционного ислама ханафитского толка.

Если провести элементарный сравнительный анализ, то обнаружим, что ни один практикующий мусульманин ханафитского мазхаба, придерживающийся акиды по методологии имама аль Матуриди не выезжал в Сирию для «джихада». Наоборот, практически все кто выехал, это приверженцы акиды салафитов в соответствии с каноническими принципами Мухаммада ибн Абдуль Ваххаба, шейха ибн Теймии, ибн База, Альбани и т.д. Самое интересное, ни для кого не является секретом, какие «шейхи» распространяли ксенофобские радикальные учения в этом регионе на протяжении нескольких лет, печальные результаты которых к сожалению не заставили долго ждать.

Подобные выездные конференции необходимы, чтобы взглянуть на ситуацию в Казахстане со стороны «большое видеться на расстоянии», когда отчетливо видятся все недочеты и ошибки. Но надо учитывать и положительные аспекты, имеющиеся у нас в стране, взять хотя бы то, что мы являемся целостным государством с централизованной властью и управлением, этот плюс нам надо в полной мере использовать. В России имеется несколько духовных управлений, работу которых, необходимо координировать, что создает массу сложностей. У нас же в республике имеется единый орган – Духовное Управление Мусульман Казахстана, поэтому нам необходимо, выработать программу скоординированной работы, духовного управления со всеми субъектами государственной власти и общественных организаций, в борьбе с экстремистскими сектами и течениями для которых наша Родина является объектом манипуляции, сегрегации и насилия.

Р.Сыздыков, член Республиканской информационно-пропагандистской группы, религиовед.

Комментарии закрыты.