«Проблемные вопросы административного правонарушения,в сфере семейно-бытовых отношений»

По данным МВД, ежегодно в нашей стране регистрируется более 10 тысяч фактов бытового насилия, в том числе с летальным исходом: за 2009 год в семейных разборках погибли 517 женщин и 87 детей. Но поскольку основная часть происшествий остается незарегистрированной, реальное количество пострадавших, очевидно, в разы превышает цифры официальной статистики. Положение усугубляется тем, что жертвы агрессивных действий, помимо физических, психических, моральных страданий, испытывают чувство незащищенности, утрачивают веру в возможности государства обеспечить их конституционные права и личную безопасность.Под бытовым насилием понимается умышленное противоправное деяние (действие или бездействие) одного лица в сфере семейно-бытовых отношений в отношении другого (других), причиняющее или содержавшее угрозу причинения физического и (или) психического страдания. Семейно-бытовыми охарактеризован круг отношений между лицами, находящимися в брачно-семейных отношениях, проживающими совместно в пределах индивидуального жилого дома, квартиры или иного жилого помещения, а также между бывшими супругами.

Для обеспечения зашиты людей в подобных ситуациях государство должно оперативно пресекать бытовое насилие, создавать безопасные условия для потерпевших, оказывать им определенный комплекс услуг (информационных, правовых, психологических и так далее), применять к правонарушителю меры индивидуальной профилактики.

В настоящее время в действующем законодательстве за различные правонарушения в этой сфере (унижение человеческого достоинства, побои, истязания, нанесение телесных повреждений, убийство и др.) предусмотрены уголовная и административная ответственность.

В прошлом году приняты два важных закона — «О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей мужчин и женщин» и «О профилактике бытового насилия».

Положения этих законов, с одной стороны, позволяют решать конкретные проблемы конкретных людей в правовом поле, с другой — способствуют снижению негативного влияния фактора «неравенства» на общественную стабильность.

В законе подробно раскрыты полномочия субъектов, осуществляющих профилактику бытового насилия — Правительства, местных исполнительных органов, комиссий по делам женщин и семейно-демографической политике, по делам несовершеннолетних, органов внутренних дел, органов образования и здравоохранения, социальной защиты населения и других.

Вопросы об ответственности лиц допустивших бытовое насилие решаются в рамках действующих уголовного и административного кодексов.

В целях безопасности потерпевших органы внутренних дел наделены новыми полномочиями, а именно — правом проведения с правонарушителем профилактической беседы; правом доставления его в органы внутренних дел для оформления протокола или защитного предписания; правом вынесения защитного предписания, ограничивающего поведение насильника по отношению к жертве; правом административного задержания (изоляция от жертвы) до 48 часов; правом ходатайствовать перед судом об установлении особых требований к поведению правонарушителя.

Хотелось остановиться на некоторых мерах индивидуальной профилактики бытового насилия.

Защитное предписание — мера временная, рассчитанная на 10 дней, и принимается она на уровне начальника районного отдела внутренних дел с обязательным информированием прокурора в течение двух суток. Правонарушителю может быть запрещено, разыскивать, преследовать, посещать потерпевшего, вести с ним разговоры, звонить по телефону вопреки воле потерпевшего. При желании потерпевший может продлить срок защитного предписания до 30 суток, подав заявление и получив санкцию прокурора.

За нарушения защитного предписания составляется протокол об административном правонарушении по ст.355-1 КоАП РК, которое направляется в суд для рассмотрения. При рассмотрении дела, суд может соответствующие ограничения определить в пределах одного года.

Административное задержание производиться в целях пресечения бытового насилия, содержащего состав административного правонарушения, и при наличии оснований полагать, что вынесение защитного предписания недостаточно для обеспечения безопасности потерпевшего.

Установление особых требований к поведению правонарушителя является мерой административно-правового воздействия и применяется наряду с наложением административного взыскания, так и вместо него при освобождении лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности. Лицу, в отношении которого установлены особые требования к поведению, может быть запрещено: разыскивать, преследовать, посещать потерпевшего, вести устные, телефонные переговоры и вступать с ним в контакты иными способами.

Вместе с тем, полагаю, что вышеуказанные меры индивидуальной профилактики бытового насилия не могут свидетельствовать об абсолютном достижении социальной справедливости.

Так, согласно ст. 622 КРКоАП максимальный срок административного задержания исчисляется 48 часами, а санкция статьи 335-1 КоАП (нарушение защитного предписания) предусматривает только штраф в размере до пяти месячных расчетных показателей, то есть правонарушитель опять вернется в семью. Безусловно, в таких случаях обеспечить безопасность жертве бытового насилия, невозможно, от чего теряется профилактическая направленность деятельности сотрудников органов внутренних дел. Таким образом, защитное предписание в отношении правонарушителя превращается в простую формальность. В связи с этим считаю, необходимым включение в санкции ст. 355-1 КоАП взыскание в виде административного ареста.

Кроме того, по смыслу закона установление особых требований к поведению правонарушителя должно излагаться в защитном предписании. Потерпевший и «семейный дебошир» должны проживать и проводить свой досуг раздельно, где бытовому насильнику запрещается: «разыскивать, преследовать, посещать потерпевшего, вести устные, телефонные переговоры и вступать с ним в контакты иными способами» (ч. 3 ст. 20 закона). На практике перед ОВД могут возникнуть проблемы исполнения этой установки. За десять суток, а с возможным продлением срока действия защитного предписания до 30 суток, решить вопрос о разделе жилья и совместно нажитого имущества почти невозможно. Поэтому продление срока защитного предписания должно осуществляться не по санкции прокурора, а по постановлению судьи, который должен принимать решение одновременно при рассмотрении дел об административных правонарушениях по ст. 79-1 и 79-5 КРКоАП. Судья должен иметь право продлить сроки защитного предписания до решения вопроса о разделе жилья и совместно нажитого имущества.

Внедрение предложенного изменения в законодательство, по моему мнению, способствовало бы повышению социальной справедливости в обществе и реальным шагом на пути к построению демократического правового государства.

Судья Сатпаевского городского суда

Абдыкамалов А.Ж.

Комментарии закрыты.