Он родом из светлого детства

20140725-16-1Ветерану Великой Отечественной войны Акбару Аманжолову завтра, 26-июля, исполнится 90 лет. Слава Аллаху, который дает этому человеку такую долгую жизнь, здоровье и самое главное, столько оптимизма и бод­рости духа, что этого бы хватило на несколько человеческих жизней.

Но не думайте, что у Акбара Аманжолова была простая, безоблачная жизнь. Из прожитых 90 лет, 17 из них он провел на чужбине, включая в 1941 году учебы в Москве, службу в Московском ополчении, четыре года немецкого плена и 13 лет советских лагерей на Колыме. Вернулся он домой в 1958 году. Но и после возвращения в нем не признавали участника той Великой войны. 30 лет Акбар Аманжолов проработал в Жезказганской геолого-разведывательной экспедиции, параллельно занимался изобретательством, дважды был удостоен звания «Заслуженный изобретатель СССР». В 1995 году, в канун 50-летия Победы Акбар ага получил официальный документ о полной реабилитации, за ним признавалось право носить гордое звание «Участник Великой Отечественной войны». Он до сих пор активен, является членом городского совета старейшин при акиме города. У Акбара Аманжоловича тонкий музыкальный слух, часто радует своей игрой на мандолине, исполнением песен далекой молодости и военных лет.

Акбар ага полон энергии, духовных и физических сил. В летнее время его не застанешь в Сатпаеве. Вместе со своей супругой Еленой Антоновной они уезжают на дачу в «Спутник» и весь дачный сезон живут там. Каждый день Акбар ага совершает по 4-5 километров пешего похода вдоль Кенгирского водохранилища, рыбачит, занимается огородом на даче. Физическая закалка, музыка, творческие идеи, новаторские предложения до сих пор являются непременными спутниками по жизни Акбара Аманжолова.

Вот уже более полвека рядом с Акбар ага его верная супруга – тетя Лена – Елена Антоновна. У их детей своя семья, растут внуки, правнуки, праправнуки, приумножая род Аманжоловых.

Об Акбаре Аманжолове писали многие журналисты Жезказганского региона. Первым о нем начал писать я, тогда в 1995 году собственный коррес­пондент Жезказганской областной газеты «Центральный Казахстан». Статья в газете называлась «Четырежды приговоренный…». С тех пор накопилось столько газетных публикаций, что я и Акбар Аманжолович решили соединить их в одном сборнике. И вот в 2013 году в апреле месяце, накануне Дня Победы в типографии «Айна Принт» г.Астаны вышел красочный сборник под названием «Всем смертям назло!». Помогли нам выпустить этот сборник внук Акбар ага Нурлан и его супруга Айнаш, которые живут и работают в Астане.

Нет, нет, иногда Акбар Аманжолович не упускает случая прикоснуться к бумаге и перу, записывая в тетрадь о прожитом, воспоминания о родителях, братьях, нелегкой своей судьбе.

Предлагаю вашему вниманию несколько эпизодов – эссе из воспоминаний Акбар ага о своем довоенном детстве, прошедшем в шахтерском селе Байконур тогдашнего Карсакпайского района.

«… Был теплый летний вечер. Шел я босиком по грязи в арыке, растопыривая пальцы ног, сквозь которые проскальзывали земляные смеси воды и грязи. Кругом было кукурузное поле, кое-где мое лицо доставали рыльца от початок кукуруз, от которых так благоуханно пахло материнским молоком, некоторые листы проскальзывали по моему голому телу как облизывающие языком бурые телки. Куда бы не взглянул, везде яркие сочные окраски почти всех цветов радуги. Так было радостно коснуться их детскими руками, погладить и ощутить, как будто тебя касаются руки матери.

Откуда-то появилась мать (как только я вспомнил ее), подняла меня на руки, приговаривая:

– Айналайын, зачем далеко ушел? Мог бы упасть и захлебнуться в грязи…

Как хорошо, когда рядом родная мать… Вот этот эпизод из моего раннего детства потом часто я видел во сне во время войны…

… Отец мой Аманжол немного играл на домбре и подпевал тихим, ласковым голосом. Когда мне хотелось спать, я часто хватал зубами кончик грифа домбры и слушал звучание струн с великим удовольствие. Потому что от вибрации струн создается объемный, но успокаивающий звук и я быстро засыпал …

… Отец мой в Байконуре работал банщиком, мать Алтын и сноха Мария, жена моего старшего брата Турлыбая, занимались домашним хозяйством. Старшие из братьев – Турлыбай и Кадыр работали на угольной шахте, добывали уголь, нагружали его на сани, потом ползком на четвереньках тащили их от забоя до ствола шахты. Третий брат Садыр в то время находился у родственников матери. Остальные трое братьев – Абдыкадыр, Кали и я были тогда еще малы. Все мы жили в одной комнатушке, на 12-ти квадратных метрах .

… Запомнился мне 1929 год. Отцу-банщику шахтеры в бане оставляли во время купания на сохранение личные вещи, документы, деньги. После помывки, некоторые шахтеры благодарили отца и оставляли ему из своих денег кое-какую мелочь. С этой мелочи и мне перепадало. На них я покупал конфеты и угощал сверстников, даже оставались копейки для игры в асычки.

В том году, помню, осенью загнали на центральную площадь села целую отару овец. Видимо пригнали их для продажи и обмена на продукты. Мы, детвора, со стороны с интересом наблюдали на это «баранье нашествие» и удивлялись: «Какие же они огромные, как теленки!». Среди ротозеев был и я. Ко мне подошел какой-то дядя, погладил меня по голове и спросил:

– Чей ты сын, малыш?

Я сказал кто такой и откуда.

– Мәссаған, оказывается мы с тобой кровные родственники, – и подняв меня на руки, сказал:

– Вижу ты пришел покупать барана. А деньги есть?

– Да, агай, – я побряцал копейками в кармане.

– Давай, посчитаю. Хватит ли на покупку барана? – сказал дядя. Я вытащил из кармана все копейки и положил ему на ладони. А было мне тогда лет пять. Дядя с восторгом похвалил меня как богатого покупателя из шахтерской семьи и добавил:

– Ну, выбирай барана, который тебе по нраву.

Я показал на самого большого барана. Мой взрослый собеседник протиснулся сквозь отару, поймал барана, на которого я указал и посадил меня на его спину.

– Ну что же, позову владельца барана и поторгуемся, – сказал дядя и с кем-то начал торговаться. Затем вернулся ко мне:

– На оставшиеся деньги можешь еще купить сладости. Теперь придется идти к вам домой. Иначе как ты поведешь такого огромного серке.

У нас дома новоявленный родственник рассказал отцу и моим сородичам как я купил такого огромного барана, как я торговался (конечно же, преувеличивая при этом) и добавил:

– Ради такого случая и за такого самостоятельного джигита, надо устроить той.

К вечеру действительно мои домашние начали готовиться к тою, пекли баурсаки, лепешки, на двух казанах варилось свежее мясо купленного мною барана. Меня подозвал стоявший за дверью мой брат Кали, который был на два года старше меня.

– Сегодня вечером, тот самый родственник будет приводить тебя в мусульманскую веру – делать обрезание, – сказал он мне при этом добавил: – Знаешь, ох как больно?! Я долго не мог ходить…

Достаточно мне было услышать последние слова моего брата, я сразу бросился на утек. От нашего дома до речки почти триста метров, пробежал я его мгновенно. А когда услышал как меня окрикивают, пустился еще пуще быстрой лани, как будто летел по воздуху. Пробежал через речку (благо где не глубоко), мимо скотобойни, через сопки и ложбины с глубоким саем и не заметил как очутился на крутой каменной скале, а под низом глубокая вода. А когда меня сняли со скалы, были уже сумерки. Вот так пришлось мне повиноваться воле родителей. Так я стал мусульманином и полноправным джигитом.

… Впоследствии, а это было еще до войны, мне часто приходилось слушать рассказы аксакалов, которые приходили поговорить с отцом. Во время этих бесед, аксакалы говорили мудрые слова, приправляя их сочными поговорками и пословицами. Многие из них остались в моей памяти и думаю они вполне применимы и к нашему времени:

«Не делай зло. Оплати добром на зло».

«Палка проникает сквозь мясо, а слово – сквозь кости».

«Открытое доброе сердце у тех, у кого безмерное сочувствие к чужому горю».

«Кто радуется над несчастьем других – тот способен погубить ближнего».

«Если в юрту подползла гадюка – налей ей молока и она отползет сама».

«Лжецов и лицемеров всю жизнь купайте в молоке и масле – все равно они тебя ужалят до смерти».

«Широкое воображение уравновешивает твою жизнь».

Вот такая народная мудрость».

Из воспоминаний Акбар ага, да и на примере его личной жизни вполне можно написать увлекательную, полную захватывающих сюжетов, драматизма и доброты, жизненную книгу. Сам Акбар Аманжолович вполне хорошо владеет пером, может обрамлять свой рассказ и лирикой, и поэтическим слогом. В чем мы могли убедиться в приведенных выше отрывках из его воспоминании о детстве.

Жизненный путь 90-летнего ветерана войны Акбара Аманжолова еще раз подтверж­дает, что жизнелюбие и оптимизм, стойкость и мужество, преданность и пламенное сердце всегда будут для настоящего человека путеводной звездой на долгие годы.

Мади Альжаппаров.

Комментарии закрыты.