Ушедший в юность навсегда

20140822-19-1Говорят, человек понимает разумом, что он не вечен, но подсознательно всегда бывает настроен на бессмертие. В его жизненных планах до последней минуты нет места расставанию. В этом и заключается величайшая мудрость Природы. Обидно умереть, не добившись в жизни ничего, но еще обиднее уйти навсегда, на пике исполненных желаний. Известные слова «Достигнув цели в жизни, не страшно умереть» – обычная бравада.

Куаныш Ахметов – член Союза писателей и Союза журналистов Казахстана, поэт и прозаик, известный публицист, краевед, переводчик, автор ряда книг стихов и прозы, главный редактор республиканской серии книг «Моя Родина – Казахстан», лауреат Республиканской премии имени Саттара Ерубаева достиг в жизни многого, но еще больше планировал свершить. Он всегда был полон планов и надежд. Несмотря на недуги, которые временами одолевали его, глаза Куаныша всегда излучали любовь к жизни. И в свой последний год, отпущенный ему судьбой, он был счастлив как никогда. Много размышляя об Улытау, проникнув в самые недра его истории, собрав достаточно объемный материал в архивах и в фондах музеев, он успел за эти годы выпустить солидное двухтомное издание «Улытау – священная гора Великой степи». Домыслы здесь в ход не шли. Всерьез принимались только проверенные факты. – Где архив, там и истина, – любил повторять Куаныш. Это был научный труд, в основу которого легли подлинные исторические материалы. Не зря ведь в последствии к этому произведению не раз обращались не только писатели и журналисты, но и ученые с известными именами. Об Улытау он мог говорить часами, и с такой любовью, что хотелось тотчас же поехать туда, но не просто гостем или туристом, а искренним паломником. Он знал людей Улытау, его прошлое и настоящее, поклонялся этой священной земле, прославлял ее. И мне думается, что однажды благодарные потомки назовут его именем одну из улиц Улытау, как когда-то объявили его почетным гражданином своего района. Кстати, он также является почетным гражданином Иргизского района Актюбинской области, в котором имел честь родиться. Куаныш вообще был заядлым историком. Он настолько глубоко вникал в процессы становления казахского ханства, историю родного края, взаимоотношения государств, так искренне восхищался высказываниями мудрых политиков, что всегда вызывал неподдельный интерес у собеседника. С ним было легко общаться. У него была одна любимая фраза, которую он неизменно приводил как конечный аргумент: «Когда говорит история, отдельные личности должны умолкнуть».

 

Потрясающая встреча

Меня всегда восхищало его стремление к знаниям. Он ко всему проявлял такой неподдельный интерес, будь то философия, литература, искусство, что невольно заражал этим окружающих. Причем все это было настолько фундаментально, что и в библиотеку ходить не надо. Все, о чем он говорил, всегда шло со ссылкой на архивные документы, авторитетные имена или известные гипотезы. А сколько этих самых архивных документов он изучил на самые разные темы, где только ни побывал, с кем только не встречался! Но была в его жизни одна встреча, о которой он вспоминал с особым трепетом до конца своей жизни. Хотя, по совести говоря, такая встреча способна в ком угодно мир перевернуть. Этим человеком был никто иной, как Лев Николаевич Гумилев, сын величайших русских поэтов Николая Гумилева и Анны Ахматовой, с которым он встретился на вступительных экзаменах в Ленинградский государственный университет. Надо было видеть, как об этом рассказывал сам Куаныш. Оказывается, в юности он поступал сразу в два ленинградских ВУЗа и даже в оба был зачислен. Так вот, удивленный познаниями абитуриента из Казахстана, блестяще отвечавшего на вопрос об образовании Российского государства, экзаменатор даже предложил ему перевестись с журфака на исторический факультет. – Но, меня при этом, – всякий раз, заразительно смеясь, говорил Куаныш, – сразила не похвала, а имя экзаменатора, которым был сам Лев Гумилев! А история навсегда осталась его особым интересом в жизни. Я вообще, пожалуй, не встречала более осведомленного в этом деле человека. Он мог часами рассказывать об истоках человеческого родства, приводя такие, казалось бы, парадоксальные примеры, что просто приходилось на все это делать круглые глаза. Однако у него при этом имелись неопровержимые доказательства. Помню, как меня сразила новость о том, что в своей статье «Корни нашего родства» все тот же его кумир Лев Гумилев утверждал, что Александр Невский был приемным сыном хана Батыя. Но если меня это только сразило, то его навело на целую теорию о взаимоотношениях русских княжеств и монгольской империи. Возможно, именно тогда у него и родился замысел изучить историю Улытау, написав о нем книги, позже принесшие ему огромную популярность. Ведь кроме этого двухтомного издания была еще и книга «Хан Кенесары в Улытау», за которую автор был удостоен республиканской премии имени Кенесары хана, а также ряд статей о выдающихся личностях, оставивших подлинный след в истории, таких как Жошы-хан, Алаша-хан, Шоштан-батый, Койлыбай баксы, которого называли шаманом всех шаманов, Ерден Сандыбайулы, Уайыс Байжанулы.

 

Воспевший Улытау

Куаныш Ахметов был тонким лириком и в поэзии, и в прозе. Да и в самой жизни это был неисправимый романтик. Хотя его внешний облик – от классического костюма до неизменной папки в руках – скорее походил на образ строгого чиновника. Так нередко бывает в жизни: внешность обманчива, и ранимая душа часто скрывается за железной маской неприступности. Однако стоило только ему разразиться своим потрясающим смехом, как он становился по-детски открытым и непосредственным. В его стихах поражало многотемье: философская лирика, патриотическая, пейзажная, гражданская, любовная. Цикл стихов о родном крае, о значимых исторических событиях, о времени и о себе. Многие его стихи положены на музыку и исполняются как песни. А как умело он вплетал красочные эпитеты в такой непоэтический жанр как публицистика, точно плел тончайшее кружево. Просто стихи в прозе.

«Яркие звезды и молодой месяц освещают бескрайние степи Сарыарки, на западе упирающиеся в священные горы Улытау. Легкий ветерок колышет беспокойный ковыль, серебристый от лунного света. Тихо. Пение сверчков только усиливает ощущение вселенской гармонии, исходящей от земли. Воздух наполнен горьким запахом полыни. О, этот запах полыни! Именно здесь, в Улытау вдыхал его великий тюрок Атилла, отправляясь в свои походы». Разве может такое хоть кого-то оставить равнодушным, ведь здесь все: и лирический настрой, и зацепляющее начало и интрига повествования. Большую известность Куаныш Ахметов получил как талантливый переводчик. Он переводил стихи небезызвестного политика Хо Ши Мина, произведения древнекитайской литературы, роман известного немецкого писателя В. Майнка «Удивительные приключения Марко Поло», Дж. Байрона, А. Пушкина, стихи декабристов, Евгения Евтушенко. И мне тоже посчастливилось ощутить на себе силу его таланта, он перевел ряд моих лирических стихов, которыми я особенно дорожу, и которые еще ждут своей публикации.

 

Ни минуты покоя

Впервые судьба свела нас в середине восьмидесятых, когда мы вместе трудились на литературной ниве в Никольском городском клубе творческой интеллигенции. Потом я переехала в Жезказган, а он в Астану, но всякий раз при случае мы находили время для общения. Я иногда посещала его в больнице, он забегал ко мне в отдел культуры, а позже и в музей, чтобы поделиться своими замыслами. Обязательно рассказывал о своих поездках в Омск, Караганду, в Алматы, о новых документах, которые удалось раздобыть в каком- нибудь архиве, неизменно просил какие-то фото, пропуск, чтобы поработать в фондах нашего музея. Он был одержим всеми этими историческими находками, просто фанат своего дела! Весь его рабочий день был расписан по минутам. Я люблю работать ночью. Мне в такие часы особенно хорошо пишется. Куаныш этого никак понять не мог. Он говорил, что всегда встает в пять утра, и эти 2-3 часа на рассвете, которые проводит за письменным столом, для него самые продуктивные. А вообще, у него была огромная работоспособность и умение заставить себя писать даже тогда, когда нет настроения, или, как говорится, Муза в отлучке. Ему нравилось общаться с молодежью, особенно с теми, кто проявлял интерес к истории. Он всегда в таких случаях не без гордости говорил: когда эти молодые люди придут в политику мне останется только писать стихи о любви.

 

Тринадцатый съезд писателей Казахстана

Последний раз мы с ним встречались 6 июня 2007 года, за несколько месяцев до… (неужели это правда?!) до его смерти. Почему я так точно запомнила эту дату? Да потому что это был 13 съезд писателей Казахстана, на который мы оба были приглашены, как члены Союза писателей РК. Проходил он в Алматы. Стояла прекрасная летняя погода. Нас окружали коллеги по творчеству, звучали стихи, из рук в руки переходили книги, которыми мы обменивались друг с другом. Куаныш был счастлив как никогда. Его книга «Улытау» имела невероятный успех. О ней много и тепло говорили и с трибуны съезда, и в кулуарах и даже во время праздничного банкета. Я искренне радовалась успеху своего друга. Он его по праву заслужил. По окончании съезда мы вновь встретились с ним, но уже на улице. Нам было по пути, мы оба шли в Союз писателей, чтобы заполнить некоторые документы. Он показался мне каким-то возбужденным. – Смотри, друг, летая в облаках, не забудь о парашюте, – пошутила я. – Ты права, Зинаида, у меня сегодня головокружение от успеха. А знаешь, как я счастлив? Таким счастливым я был только в юности. Кажется, мне удалось в нее вернуться, – с каким-то задором выпалил он на одном дыхании.

– Ну, так это же здорово! Задержись в ней подольше, друг! Это были последние фразы, которыми мы успели обменяться при расставании. Таким я его и запомнила. Счастливым. Талантливым. Успешным. И для меня он ушел совсем ни туда, откуда уже не приходят назад, он вернулся в свою юность. Таким я и сохранила его в сердце и в памяти…

Зинаида Чумакова, член правления Союза писателей Казахстана.

Комментарии закрыты.