Каныш Ибраев: «Умею только спасать людей»

Сегодня большая редкость встретить человека, абсолютно влюбленного в свою работу. Но такие все же есть. Один из них – майор Каныш Ибраев, командир оперативного взвода спасателей жезказганского филиала РГП «Профессиональная военизированная аварийно-спасательная служба».

С Канышем Сатыбалдыевичем мы встретились накануне его профессионального праздника – Дня спасателей Республики Казахстан. На него указали его коллеги по службе:
– Восемь лет назад ему вручал орден «Құрмет» сам министр по чрезвычайным ситуациям Владимир Божко! А журналисты телеканала «Казахстан-1» про него фильм сняли…
– Это было в 2009 году, – по-военному четко, словно рапортует, и одновременно увлеченно рассказывает Каныш Ибраев. – На шахте № 65 Южно-Жезказганского рудника произошла крупная авария, в результате которой шесть человек застряли в клети и упали вниз. Мы вытаскивали их всю ночь. Адский труд был. Вот после этого меня и вызвали в Астану, где Владимир Карпович Божко, тогдашний министр по чрезвычайным ситуациям, вручил мне орден «Құрмет». Была еще медаль до этого. Но уже и не помню, за что именно.
Главные задачи, стоящие перед взводом Каныша Ибраева, – спасение людей, оказание первой медицинской помощи, локализация и ликвидация аварии. Как часто им приходится выполнять прямые служебные обязанности? Лет десять-пятнадцать назад это приходилось делать часто, на неделе пару раз точно. Но в последние годы идет хорошая профилактическая работа, поэтому работают в основном на предотвращение разного рода аварий, которые сейчас случаются в год один-два раза, не больше.
Но в то время, когда Каныша Сатыбалдыевича назначили командиром оперативного взвода спасателей, а это 2005-й год, аварий было много, и со смертельным исходом в том числе.
– Понимаете, нас, спасателей, вызывают в шахту, когда уже край, когда они уже сами справиться не могут, – продолжает Каныш Ибраев. – А, вспомнил. Медаль мне выдали, по-моему, когда на Анненской или на 57-й шахте горняк в рудоспуск упал. Мы его вытащили живым, хотя все прогнозы были неутешительными: он буквально тонул в сыпавшейся на него породе. Тогда все решили секунды – успели его подвязать. Три или четыре часа мучились до этого, представляете? Он уже кричал словно в предсмертной агонии. И этот нечеловеческий крик до сих пор в ушах стоит… Что характерно – ни одного перелома или серьезного ушиба, через два дня на смену вышел! Или вот еще примечательный случай. В прошлом, кажется, месяце торист вместе с машиной с обрыва упал. Думали все, конец ему – высота там метров пятьдесят, не меньше. Но нет, живой остался. Вытащили.
Каныш Ибраев пришел в отряд в 1993 году. Сразу после службы в армии и имея образование техника-разведчика. Приняли респираторщиком, затем он стал первым бойцом, потом командиром отделения, помощником командира взвода. И теперь вот сам, уже 12 лет, командир взвода. Но почему выбрал именно профессию спасателя? Характер такой, что постоянно адреналин требуется. С детства спорт любит. Бокс. Сначала хоккей попробовал, потом футбол, но не понравилось. А бокс полюбил сразу. За адреналин, наверное. В общем, когда вернулся из армии и ни на одной шахте работы не нашел, его сосед Владимир Выпихов, командир оперативного взвода горных спасателей, привел его к себе. Показал командиру отряда. Тот, поинтересовавшись, случалось ли Канышу бывать в шахте, и получив утвердительный ответ, принял в отряд. Два месяца в учебном классе и… в следующем году исполнится ровно 25 лет, как Каныш Ибраев служит в РГП «ПВАСС». Иногда думает, что будет, если вдруг отряд закроется. От таких мыслей его аж в пот бросает.
– Я ведь ничего другого, кроме как спасать людей, не умею делать, – признается он.
– А есть предпосылки, что отряд распустят?
– Нет, пока есть хотя бы одна даже самая захудалая шахта, горные спасатели будут нужны.
Сейчас под началом Каныша Ибраева 84 оперативника. Обслуживают всю жезказганскую площадку.
– Как семья относится к тому, что вы ежедневно рискуете жизнью, спасая людей?
– Ой, супруга не все знает, иначе.., – смеется Каныш Сатыбалдыевич. – Помню, спускался на первом рудоспуске за упавшим горняком, а на следующий день мне показали трос, на котором меня туда спускали. Он весь перетерся, держал меня на честном слове. С тех пор я спускаюсь на двойной страховке: трос и монтажный пояс. Неудобно, но надежно. Потом как-то сказал об этом супруге. Она на меня накинулась: у тебя же бойцы есть, зачем сам лезешь? Я ведь, как командир отряда, могу и не спускаться, но… не могу. 90% моих бойцов – молодые, неопытные, и у многих семьи. Не могу за спинами стоять и смотреть, как другие рискуют жизнью в буквальном смысле. Я должен пример показывать.
Но супруга, признается Каныш Ибраев, у него понимающая. Сама в отряде служила, в химлаборатории, но потом перешла в отдел по делам обороны города. А вот дети вряд ли пойдут по стопам родителей: дочка учится в Астане в «Назарбаев университете» на переводчика, сын — в 10 классе в казахско-турецком лицее и больше тяготеет к медицине, хирургом хочет стать.
– Вы спасаете людей не только в шахтах?
– Да. У нас есть и надземная служба спасения. Правда, не такая, как раньше, когда мы еще и «911» были, и спасали и кошек, которые на деревьях застряли, и собак откуда-нибудь вытаскивали, и захлопнутые квартирные двери вскрывали, и многое еще чего. Лет семь так продолжалось: раза по три на день на такие вызовы выезжали. Потом отказались – нам горняков в шахтах спасать надо, а мы за кошкой на дерево лезем. Но в командно-штабных учениях департамента по ЧС участвуем постоянно.
– Чем займетесь, когда выйдете на пенсию?
– Не знаю. Спорт люблю. До сих пор играю в волейбол, футбол, здесь у нас спортзал есть. Найду какое-нибудь хобби. Может, советником оставят здесь… Но так далеко я еще не заглядывал. Нам сейчас увеличили срок выхода на пенсию. Раньше уходили в 50 лет, теперь в 63 года.
– Что пожелаете коллегам в профессиональный праздник?
– Меньше аварий и больше профилактики, это самое главное. Ну, и зарплату бы побольше, чтобы опытные бойцы не уходили из отряда в более привлекательные по заработной плате места.

Комментарии закрыты.