Сатпаев глазами писателя

20140418-15-1Мне вспоминается рассказ моего учителя по журналистике, одного из первых редакторов Сатпаевской городской газеты Владимира Нудьги. В 90-ом году он рассказывал о своей встрече в Алматы со старейшим казахстанским писателем Алексеем Ивановичем Брагиным. Разговор состоялся в алматинской квартире писателя по улице Абая и он касался только что вышедшей из печати книги Алексея Брагина «Умом и молотком» о выдающемся человеке, академике Каныше Имантаевиче Сатпаеве.

Нудьга давно знал Брагина, у них были общие знакомые в Жезказгане. Писателю было важно знать, как восприняли жезказганцы его новую работу о Сатпаеве. Журналист рассказал писателю о добром мнении некоторых людей, работавших когда-то с Сатпаевым в Жезказгане.

– Уж очень дорог мне образ Сатпаева, – сказал тогда Брагин. – О многих людях приходилось писать, многих до сих пор помню. Но Сатпаев… Порой кажется, что всю жизнь на рассказ о нем затратил. По словам писателя, работа его над образом ученого у него началась с 1946 года. Он в то время работал корреспондентом «Казахстанской правды» и ему было поручено освещать встречу Каныша Имантаевича со своими избирателями в Усть-Каменогорске.

– В ту поездку, – вспоминал Алексей Брагин, – я, кроме отчета в газету, сделал в своей записной книжке несколько интересных деталей о характере Сатпаева. Первое, что мне особенно запомнилось – его какое-то особое внимание к людям. Поразительная забота, доброжелательность. Едва мы приехали на Алтай, Каныш Имантаевич сразу же разыскал знакомого старого геолога и вручил ему пакет с редким лекарством. Надо сказать, что отношение к геологам у него вообще было особое. Каныш Имантаевич буквально преображался, встретившись с ними.

Во время разговора Нудьги с Брагиным, писатель подробно рассказал, как складывался образ Сатпаева, как он искал сведения о нем. Брагин в начале побывал в Баянауле, где родился Сатпаев. Встречался с теми, кто хорошо знал его родословную. О времени пребывания Сатпаева в Павлодаре, его учебе в школе рассказал школьный учитель будущего академика. В архиве города он нашел дело Сатпаева – народного судьи. В Семипалатинске А.Брагину удалось поговорить с теми, кто знал Сатпаева по учительской семинарии. Разыскал он и некоторых товарищей Сатпаева по Томскому университету.

В Жезказгане Алексей Брагин встречался с другом и соратником Каныша Сатпаева Василием Штифановым и другими геологами, работавшими с ним в поле Жезказганского месторождения.

Жезказган стал для Сатпаева символом удивительного будущего родной земли. Он как-то сказал Штифанову:

– Сдается мне, что наш с тобой Жезказган куда богаче, чем мы о нем знаем сегодня. И весь Центральный Казахстан.

Подтверждением этих слов, стало создание на жезказганской земле гиганта цветной металлургии страны – Жезказганского горно-металлургического комбината, который долгие годы носил имя Каныша Сатпаева. Изведанные ученым-геологом многочисленные места медной руды в Центральном Казахстане и другие богатейшие недра до сих пор позволяют Жезказганскому региону выживать и существовать на долгие годы.

Первая книга Алексея Брагина о Сатпаеве была написана им в 1970 году и называлась она «Сокровища медного купола». Писателю в ту пору пришлось переворошить массу документов, прочесть личные архивы друзей Сатпаева, прочесть много специальной литературы. А.Брагину пришлось много узнать о карсакпайском периоде жизни Сатпаева, разговаривать с его супругой Таисией Алексеевной. Именно в тот период у Каныша Сатпаева появилась твердая вера в Большой Жезказган, в его будущее.

В беседе с журналистом Владимиром Нудьгой писатель рассказал любопытные эпизоды из поездки Сатпаева в Англию.

– Основные сведения о пребывании Сатпаева в Англии я почерпнул из газет тех лет, записок писателя Мыколы Бажана «Английские впечатления», – вспоминал Брагин. – Беседовал с корреспондентом «Правды» в Лондоне Олегом Орестовым, освещавшим пребывание делегации, писателем Константином Симоновым, членом этой делегации. И, конечно же, во многом помогло личное общение с Канышом Имантаевичем.

В книге «Умом и молотком» есть два эпизода, касающихся поездки Сатпаева в Англию. «Неожиданно Сатпаев почувствовал, что Черчилль (премьер-министр Великобритании) в упор разглядывает его.

– Господин Черчилль спрашивает, кто вы по национальности, Каныш Имантаевич. Я ему ответил, что вы казах, – сказал переводчик. С полуулыбкой, опять в упор глядя на Сатпаева, Черчилль спросил:

– Скажите, все ли казахи такие высокие?

Каныш Имантаевич в тон ему сказал:

– О, наш народ значительно выше меня».

Второй эпизод. «Вечером в отеле член делегации, доктор медицинских наук Ольга Николаевна Подвысоцкая спросила Сатпаева, какое впечатление на него произвел Черчилль.

Каныш Имантаевич, искоса взглянул на собеседницу и взгляд его из-под приподнятых век показался ей скорее грустным, чем насмешливым.

– Когда я думаю о людях этого толка, пусть они и оставили след в истории, я всегда вспоминаю слова Толстого из моей любимой книги «Война и мир»: «нет величия там, где нет простоты, добра и правды».

В этом и был весь Сатпаев. В своей книге Алексей Брагин вспоминает еще один эпизод. Когда один из секретарей райкома партии города Алматы назвал академика Сатпаева одним из лучших представителей советской науки, Каныш Имантаевич помрачнел и сказал: – Прошу вас, я очень не люблю, когда обо мне так говорят. Не надо меня хвалить.

Сатпаев был человеком скромным, не любящим похвал в свой адрес. Алексею Брагину в книге «Умом и молотком» удалось показать образ Каныша Сатпаева как о простом и доступном, добром и отзывчивом человеке, беззаветно преданном своему делу ученом-геологе, неутомимом труженике. Он показан в книге таким, каким был в действительности. Сатпаев глазами писателя Брагина – это удачная публицистика, где отражена яркая жизнь академика Каныша Имантаевича Сатпаева.

Мади Альжаппаров.

Комментарии закрыты.